левая ссылка

Освоение Арктики — один из выдающихся трудовых подвигов нашего народа.

То, что не удавалось сделать веками, советские полярники осуществили меньше чем за десять предвоенных лет. Походы в 1932 году по Северному морскому пути судов «А. Сибиряков» и «Ф. Литке», челюскинская эпопея, дрейф научной станции «Северный полюс», уникальный дрейф в Центральном Полярном бассейне ледокольного парохода «Г. Седов», полеты на полюс относительной недоступности — вехи славного героического штурма высоких широт. Все это делалось не ради рекордов, а во имя большой и благородной цели — изучить и поставить на службу людям суровый край.

 

Освоение арктики советским народом

 

 

Немецкий фашизм, развязавший вторую мировую войну, пытался разрушить и эти мирные планы советского народа. В суровые г оды войны ученые-полярники не остались в стороне от великой битвы.
Доктор географических наук И. Д. Папанин был уполномоченным Государственного Комитета Обороны по транспортным перевозкам на Севере; академик П. П. Ширшов в самые тяжелые годы войны возглавил наркомат морского флота; член-корреспондент АН СССР Е. К. Федоров руководил Гидрометеослужбой страны. Океанолог профессор Н. Н. Зубов в сорок первом году сдал в фонд обороны автомашину, полученную за участие в высокоширотной экспедиции на судне «Садко», а также личные сбережения и, несмотря на свои пятьдесят шесть лет, подал заявление о зачислении его в действующий флот. Его опыт в обеспечении ледовых переправ в Архангельске скоро стал достоянием всех фронтов. В конце войны Зубову было присвоено звание инженер-контр-адмирала, он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Этой же боевой награды обеих степеней удостоен директор Арктического института В. X. Буйницкий, участвовавший в боевых действиях Северного флота. Во время войны под его редакцией были также опубликованы научные материалы, полученные во время дрейфа «Г. Седова».
В Ленинграде, в саду старинного особняка на Фонтанке, где размещается ордена Ленина Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, установлена памятная стела. Золотом выбиты на ней имена сотрудников института, погибших с оружием в руках в Великую Отечественную. Начальник отдела морской гидрологии института В. И. Соколов из-за сильной близорукости призыву в армию не подлежал. Но он не хотел оставаться в тылу и в первый же день войны сумел доказать, что его место на фронте. За плечами В. И. Соколова к тому времени были десять лет работы в Арктике и особенно тяжелая работа по организации полярной станции на острове Котельный в море Лаптевых. В начале тридцатых годов это было труднодоступное, необжитое место, суда не всегда доставляли туда грузы, люди то и дело оставались без радиосвязи. Соколов не только добился того, что станция заработала по полной программе, но и сумел оказать помощь при эвакуации людей с дрейфующих ледокольных пароходов. Перед самой войной его наградили орденом Трудового Красного Знамени. А осенью сорок первого он пал смертью героя при защите Петродворца.
Примерно в это же время погиб под Новой Ладогой командир саперной роты И. Д. Гатиев. Участник геологических экспедиций на Новую Землю и Чукотку, он руководил отделом геологии Арктического института и перед тем, как уйти добровольцем на фронт, был выдвинут на руководящую работу в Главсевморпути. Но горячий, смелый и честный кавказец не пожелал оставаться в тылу.
А. И. Звездин пришел в Арктический институт после окончания топографического техникума. Перед войной он руководил институтской аспирантурой и одновременно учился в ней по специальности «фотограмметрия». Защита его кандидатской диссертации была назначена на март сорок второго, но в июле сорок первого он ушел добровольцем на фронт. Начальник штаба стрелковой дивизии майор Звездин погиб на Карельском перешейке в сорок четвертом году.


левая ссылка
Яндекс.Метрика