левая ссылка

Характерной особенностью социальной политики в социалистических странах было повышение социальных выплат и льгот сразу после громких политических событий. Так, в Чехословакии эти выплаты возросли в 1971-1975 гг. - непосредственно после событий 1968 г., а в Польше - в 1981-1985 гг. - после рабочих выступлений. В 80-х годах ХХ в. доля социальных трансферов в ВВП в Польше, Венгрии, Чехословакии и Югославии составляла в среднем 10%.

трансферов для выравнивания доходов в Советском Союзе и других коммунистических странах?

 

Социальные трансферы в странах ЦВЕ включали все виды пенсий, различные семейные пособия, пособия по болезни и другие трансферы, такие как стипендии. Социальные трансферы, которые выплачивали наличными, составляли от 21 до 25 процентов общих доходов домохозяйств в центральноевропейских странах и Болгарии, но только 13% в Югославии. Доля пенсий колебалась в узком интервале - от 12% в Югославии до 16,5% в Венгрии и Болгарии.

 

Социальные трансферы были призваны уменьшить неравенство в распределении доходов, поскольку одной из важнейших задач социальной политики в СССР было выравнивание доходов. И действительно, если в 1946 году разрыв между 10% работников с самыми высокими и 10% работников с самыми низкими зарплатами составил 7,24 раза, в 1956 году - 4,44 раза, в 1966 году - 3,26 раза, то в начале 1980-х годов - около 3-х раз. Самая малейшая неравность была зафиксирована в 1968 году, когда децильний коэффициент составил всего 2,83 раза.

 

Насколько эффективным было использование трансферов для выравнивания доходов в Советском Союзе и других коммунистических странах? Г. Флакерски отмечает, что рассматривая абсолютный уровень относительной дисперсии, можно прийти к выводу, что дифференциация подушных доходов выше, чем дифференциация заработной платы. Это означает, что распределение социального пособия не способствовало уменьшению неравенства в целом в СССР. С другой стороны, противоположный вывод подтверждается для высокоразвитых балтийских республик: подушные доходы были значительно менее неравно распределены, чем заработная плата. Удивительно то, что роль социального пособия в СССР в уменьшении неравенства была незначительной, поскольку в большинстве восточноевропейских стран денежная социальная помощь способствовала уменьшению неравенства в подушных доходах. К подобному выводу приходит и американский исследователь А. Бергсон, который считает, что перераспределительный эффект трансферов в этих странах был меньше, чем на Западе.

 

В Польше, Югославии, Венгрии и Болгарии социальные трансферы были распределены почти поровну между группами с разным доходом. Такое равномерное распределение трансферов резко контрастирует с распределением трансферов в рыночных странах, где денежные трансферы предоставляют бедным группам населения. 

 

Денежные трансферы, что составили один процент совокупного дохода, снижали концентрацию доходов на 0,633 пункта от коэффициента Джини в рыночных экономиках и на 0,233 пункта в восточноевропейских социалистических странах. Социальные трансферы очень слабо влияли на уменьшение неравенства в доходах в этих странах. Они были иррелевантные к уровням доходов и выплачивались на основе демографических характеристик домохозяйств. Прямые налоги почти не играли никакой роли в перераспределении доходов.

 

Наиболее адресной была семейная помощь: бедные домохозяйства получали львиную долю этих трансферов. Эта помощь больше снижала неравенство в распределении доходов: общий коэффициент Джини за счет различных видов семейной помощи снижался на 0,4 пункта в Болгарии, 0,6 пункта в Польше, 1,3 пункта в Венгрии и 1,6 пункта в Чехословакии.

 

Добавление социальных трансферов к первичным доходам снижало коэффициенты концентрации доходов на 6,5-8,5 пункта коэффициента Джини в Чехословакии, Венгрии и Польши и на 4 пункта в Болгарии.

 

Во времена командно-административной экономики такой мощный инструмент регулирования доходов населения как личные налоги практически не использовался. Подоходный налог не имел никакого практического значения для регулирования денежных доходов. Налоги с фонда заработной платы практически полностью платили предприятия. Прямое налогообложение личных доходов было только в Венгрии.

 

Налог на личные доходы, которым облагали только очень высокие доходы, существовал в Югославии, Болгарии и Польши, но его влияние было мизерным и доля этого налога в общих доходах бюджета едва превышала один процент. Налоги с фонда заработной платы и прямые налоги с зарплаты практически не имели влияния на распределение доходов, за исключением Венгрии, где прямые налоги снижали коэффициент концентрации доходов на 1,7 пункта коэффициента Джини.


левая ссылка
Яндекс.Метрика