левая ссылка

Очень важным направлением анализа распределения доходов в командно-административных экономиках является исследование подушных доходов, то есть выявление того, как доходы распределялись между состоятельным и бедными лицами и домохозяйствами, а также насколько велики были масштабы бедности. Иными словами, семейное распределение доходов является еще одним подходом к анализу распределения доходов.

Неравенство в распределении подушных доходов в СССР и соцстранах
 
 
Исследование семейного распределения доходов предусматривает, что:
 
- Лица могут получать доходы не только по основному месту работы, но и от дополнительной занятости, самозанятости или от личного подсобного хозяйства;
 
- Лица могут получать доходы от финансовой системы, такие как проценты на вклады в банках;
 
- Домохозяйства чаще всего состоят из более чем одного человека. Следовательно размер домохозяйства оказывает существенное влияние на его подушные доходы.
 
Исследователи распределения доходов в командных экономиках обращают внимание на то, что в 1988 году в Советском Союзе отсутствовали данные о распределении подушных доходов в республиках СССР. Поэтому распределение подушных доходов можно анализировать только в период упадка административно-командной экономики.
 
Данные свидетельствуют о весьма существенных различия в подушных доходах в республиках СССР. Подушные доходы менее 75 рублей имели 58,6% домохозяйств в Таджикистане, 44,7 - в Узбекистане, 37,1 - в Киргизии и 36,6% - в Туркменистане. Зато подушные доходы свыше 200 рублей имели 33,6% домохозяйств в Эстонии, 28,3 - в Латвии и 24,0% - в Литве.
 
Неравенство в распределении подушных доходов объясняется многими факторами. Однако на распределение подушных доходов существенно влияют иные факторы, например, количество человек в домохозяйстве. Демографическая структура населения объясняет высокую степень дифференциации в доходах. Существует прямая связь между низким средним доходом, неравенством и большим размером семьи. Так, в Таджикистане средний размер домохозяйства составлял 6,0 человек, в Узбекистане
 
- 5,7, в Киргизии - 4,6 и в Туркменистане - 5,8 человек. Зато в Эстонии и Латвии средний размер домохозяйства составлял 3,0 человека, в Литве - 3,2 человека. Коэффициент корреляции между средним доходом и размером семьи составлял 0,80.
 
Республики, в которых были низкие средние зарплаты, имели наибольшие семьи (за исключением Молдавии), что вело к углублению разрыва между уровнем жизни в советских республиках. Если отношение наивысшей средней зарплаты к низкой было лишь 1,37 (Эстония - 219,3 руб., Молдавия - 160,6 руб.), То отношение высшего и низкого душевого дохода составило 2,38 (Эстония - 186 руб., Таджикистан - 78 руб.).
 
Бедные республики имели низкие коэффициенты участия в рабочей силе, а следовательно, коэффициент иждивенцев (отношение занятых к незанятым лицам в домохозяйстве) был очень высоким. В Таджикистане один занятый должен был обеспечивать почти два иждивенца, в то время как в Латвии и Литве - только 0,64. Г. Флакерски утверждает, что в 1984 году в СССР только 10% трудоспособного населения были незанятые, в то время как в Азербайджане - 27,6%, Таджикистане - 25% и Узбекистане - 22,8%.
 
В конце 80-х годов неравенство в распределении доходов существенно возросло. Детальный анализ распределения доходов и оценку уровня бедности в республиках СССР был сделан специалистом Всемирного банка Нанаком Каквани в труде "Неравенство доходов, благосостояние и бедность: объяснение с использованием украинских данных".
 
Н. Каквани отмечает, что неравенство доходов существенно отличалось в республиках. Неравенство, измеренное коэффициентом Джини, было самым низким в Украине. Наивысшее неравенство было в Азербайджане, где коэффициент Джини составлял 0,301. Среди других республик с высоким неравенством доходов были Грузия, Казахстан и Туркменистан.
 
Богатыми республиками были Эстония и Латвия, самыми бедными - Таджикистан и Азербайджан. Главный вывод заключается в том, что в Советском Союзе существовали существенные региональные диспропорции. Хотя снижение региональных различий было одной из целей советского правительства, диспропорции между республиками продолжали существовать. Еще в 1979 году американский исследователь А. МакОлли отметил, что во всех республиках СССР подушные доходы растут, но уменьшение межреспубликанских различий очень незначительно или его совсем нет. Если советское правительство начало действительно волноваться о масштабах региональных различий в стандартах уровня жизни в конце пятидесятых годов и начало искать пути их уменьшения, то эту политику следует оценивать как такую, что провалилась в течение 1960-х годов.
 
В странах Центральной Европы тенденции в распределении подушных доходов были разными. Например, в Чехословакии неравенство в распределении подушных доходов последовательно уменьшалось. Так, децильный коэффициент распределения подушных доходов снизился с 3,68 в 1958 году до 2,86 в 1965 году, 2,66 - в 1973 году, 2,57 - в 1980 году и до 2,44 в 1988 году. Стоит отметить, что в конце 50-х годов децильный коэффициент подушных доходов превышал децильный коэффициент распределения заработной платы в полтора раза. К концу 1980-х годов эта разница практически исчезла. Это свидетельствует о том, что за эти годы были практически ликвидированы источники доходов из частного сектора. Здесь стоит напомнить, что в Чехословакии в конце 80-х годов доля доходов из частного сектора составляла примерно 5%, а уровень занятости в государственном секторе был самым высоким из всех стран с директивной экономикой и составил 98,8%.
 
В Венгрии децильний коэффициент распределения подушных доходов составил 2,89 в 1967 году, затем повысился до 2,94 в 1972 году, затем снизился до 2,65 в 1977 году и 2,61 в 1982 году, и снова начал расти - в 1987 году составил 2,81. В Польше децильний коэффициент постепенно рос. Так, в 1983 году его значение было 2,93, в 1986 году - 3,07, 1987 году - 3,10, а в 1989 году - 3,31.

левая ссылка
Яндекс.Метрика