левая ссылка

Если меня спросят, какой из городов России больше всех связан с военной журналистикой, я, не сомневаясь, отвечу: Брянск. Во-первых, потому что в нем впервые открыло свои двери военно-политическое училище, передислоцированное затем во Львов. Большинство сегодняшних акул военной журналистики обучение прошло именно на факультете журналистики Львовского ВВПУ. Во-вторых, под Брянском был поставлен первый памятник в России в честь журналистов в погонах. И, наконец, историю этого города нельзя представить без красноармейской газеты времен Великой Отечественной войны «На разгром врага». «Красная звезда» раскрыла незаметную с первого взгляда, но крепкую до сих пор связь Брянщины с военной журналистикой.

 

Памяти военкоров

 

Фронтовой газете «На разгром врага» пришлось покинуть ставший родной для нее город Брянск в октябре 1941 года. Под угрозой окружения войска отступали, вместе с ними и редакция. Спешили, машин было мало. В это время редакция располагалась из-за постоянных бомбежек в лесу: «творческие» сидели в сторожке лесника, типография находилась в машинах. Вроде все было погружено, кроме многочисленных шрифтов: газета выходила на нескольких языках союзных республик. Что сулило ближайшее будущее, оставалось только предполагать... И тогда главный редактор Александр Воловец принял решение шрифты закопать рядом со стоянкой, а после освобождения города их забрать. В 1943 году стало возможным сдержать обещание. На старое место решили съездить вместе с главным редактором ответственный секретарь Александр Лапин и писатель Владимир Хмелевский. То есть основной костяк редакции. Они отправились в путь, хотя прекрасно знали, что дорога еще не разминирована. Вдобавок с ними увязалась хрупкая Зоя Хмелевская - редактор отдела писем. Решила ехать с мужем, откапывать необходимые шрифты. Когда оказались в лесу, Александр Лапин и Владимир Хмелевский вышли из машины, чтобы проверить дорогу впереди. Они шли, а за ними полз потихоньку виллис, за рулем которого сидел главный редактор. Шофера отпустили, так как он не спал более трех суток. До долгожданного места оставалось всего метров сто, когда машина наехала на мину. Александра Лапина контузило, Владимира Хмелевского ранило в ногу, Александр Воловец и Зоя Хмелевская погибли на месте. На том самом месте, где вышли первые номера газеты...


Чтобы спасти истекающего кровью Владимира Хмелевского, Александр Лапин выбежал на шоссе, стал останавливать машины. Но как назло никто даже не притормозил. Пришлось даже стрелять в воздух. Вскоре раненый журналист был доставлен в госпиталь. Его спасли.


Прошло 30 лет, как вдруг эта история получила продолжение. Оставшийся в живых Александр Лапин продолжал ухаживать за могилами своих боевых побратимов. Сюда регулярно приходили школьники, следившие за захоронениями. История погибших работников газеты взволновала ребят, и они познакомили Александра Карловича с завучем своей школы по воспитательной работе Алевтиной Пастуховой. И закипела работа по поиску информации о газете Брянского фронта «На разгром врага».
- Мы открыли музей в 1975 году. За каждым экспонатом или работником газеты закреплялся определенный класс, который начинал поиски. Так и собрали весь музей. Его создавала вся школа целиком, и в этом его уникальность, - рассказывает Алевтина Пастухова.


Первый номер «На разгром врага» вышел через два дня после открытия Брянского фронта - 18 августа 1941 года. Под условным номером 191. Ее главный редактор старший батальонный комиссар Александр Воловец был направлен к берегу Десны из газеты Московского военного округа «Красный воин». «Человек высокой дисциплины, требовательный к себе и к сотрудникам и в то же время человек сердечный, заботливый», - пишет о нем сотрудник редакции Яков Файншмидт. Вместе с кадровыми офицерами «Красного воина» в Брянск прибыла и группа журналистов из известнейших изданий Москвы, а также писатели Иосиф Уткин, Леонид Ленч и Исай Рахтанов. Писатели рвались на передовую, писали там очерки, собирали материалы, как обычные военкоры.
Дополнительных машин у редакции не было, поэтому все передвигались на своих двоих. Леонид Ленч, ставший впоследствии сотрудником «Крокодила», вел в красноармейской четырехполоске сатирический отдел «Осиновый кол». Тот армейский юмор и до сих пор вызывает интерес. Один из школьников 7-го класса, по словам Алевтины Пастуховой, нынешнего руководителя музея Брянского фронта в школе № 60, прямо зачитывался шутками времен Великой Отечественной.


Вот несколько из них: «От февральской метели у фрица еле душа в теле», «Карл, до чего же странно получается - под Лазовой нам устроили жаркую баню, а вши все-таки остались при нас» или «Живой фашист - бойцу укор». В каждом «Осиновом коле» была вступительная статья от бойца-писателя Кузьмы Ветеркова: «Привет же вам, ветерковцы, веселые ребята, знающие толк не только в «братишке-автомате», но и в крепкой, зубастой шутке». Кто был под этим псевдонимом, нетрудно догадаться...
Работал в газете и карикатурист - Евгений Ведерников. Мне попалась нарисованная им кинодрама о том, как в Германии перестали показывать хронику с советско-германского фронта, потому что «оператор Карл Гунд снимал во Франции, в Англии, а в СССР «сняли» уже его».


Фотокором в редакции был Анатолий Морозов, прославившийся снимком «Водружение знамени Победы над Рейхстагом». Достоверно известно, что сотрудники газеты ходили в бой. Иосиф Уткин говорил о своем участии вместе с бойцами в прорыве на фронте: «Я выступал на митинге, призывал, а потом что - в кусты?» Тогда контратака была отбита, но осколком снаряда поэта тяжело ранило.


Интересна фронтовая история и другого сотрудника газеты. Начальник отдела фронтовой жизни майор Сергей Сретенский всеми силами рвался в бой, считая себя не на своем месте. При этом занимался он «не своим делом» на «отлично». Требовал от подчиненных полной точности, особенно в терминологии. Думаю, со мной согласятся, если скажу, что в современной журналистике таких людей очень не хватает. Но Сретенский хотел на фронт, понюхать настоящий порох, а не журналистский. И его просьбу удовлетворили. Прошло немного времени, и в редакцию пришло печальное известие о гибели подполковника Сергея Николаевича Сретенского.


Если листать всю подшивку «На разгром врага», то можно заметить такую особенность. Редко номер обходился без реального совета или примера из жизни, который мог бы помочь бойцам. Младший сержант Огурцов в одной из газет написал заметку «Танк не страшен смелому бойцу». Казалось бы, что азы борьбы с танками знают многие: хорошо замаскироваться, точно бросить гранату. Но эти простые слова, сказанные бойцами, подорвавшими танк, придавали смелость каждому.


Фронт требовал большого количества газет, поэтому каждый номер печатался в течение всей ночи, а затем и всего дня, пока верстальный цех не подготавливал следующий номер. Не выходила газета всего однажды, когда после расформирования Брянского фронта редакция переехала на вновь образованный 2-й Прибалтийский и стала называться «Суворовец». При этом на Брянщине параллельно выпускались партизанские газеты, у которых не было не только подходящего оборудования, но и обычной бумаги. Нередко выходили эти газетки (формат их был небольшой) на тетрадных листах. И даже... на бересте.


Школьным музеем военной журналистики, который был удостоен звания народного, сейчас руководит заслуженный учитель РФ Галина Хухрикова. Судьбу большинства своих собратьев - открываться лишь раз в году 9 Мая - этот храм военной журналистики не разделил. Среди школьников есть свои музееведы, как их называет Галина Ивановна, которые в любой момент могут провести экскурсию и рассказать о каждом экспонате. С детьми фронтовых журналистов музей до сих пор поддерживает связь. Многие из них стали также журналистами, как и их отцы. Единственное - не военными.


Александра Карловича Лапина, основоположника и зачинателя поиска информации о газете Брянского фронта, уже нет в живых, но добрую память о нем хранит все журналистское сообщество города.


- Крепкий мужичок был. После войны Александр Карлович работал ответственным секретарем газеты «Брянский рабочий». Ему приносили материал. Он прочитывал и мог, разочаровавшись, швырнуть его на стол и спросить: «Ты что принес?!» Значит, работа действительно была никудышная. И все воспринимали критику от Лапина нормально. Хороший материал он, естественно, только лелеял, - говорит о коллеге заместитель главного редактора газеты «Брянский перекресток» Алексей Новицкий.
Алексей Яковлевич вспоминает, что во время сбора информации для музея ребята и газета «Брянский рабочий» были взаимосвязаны: «Шестеренки в воздухе «не висели», они цеплялись и крутили, крутили».


Когда музей был создан, у всех причастных к этому делу людей появилось желание поставить на месте гибели главного редактора и сотрудницы газеты памятник. С местом определились быстро: конечно, там, где произошла трагедия! Память Александра Лапина не подвела, место гибели фронтовых журналистов нашли, поставили табличку. Через какое-то время вернулись, а табличка вся прострелена горе-охотниками. Война, оказывается, для некоторых - до сих пор игра. Немало сил было положено, чтобы это местечко под Брянском действительно стало памятным.


- В Брянской области особое отношение к военной истории. Здесь у каждого человека погибли родственники в Великую Отечественную войну, многие семьи почувствовали на себе горе оккупации. И это отношение к истории не меняется от того, кто руководит областью, - сказал военный комиссар Советского и Фокинского районов Брянска полковник Василий Игрунев.
Первый памятник, а точнее «памятничек», появился по эскизам школьников. Среди их работ провели конкурс и выбрали лучшую. Так появилось под Брянском каменное перо с выбитой звездой посередине. Но памятник оказался не крепким, быстро стал разрушаться. И, наконец, 17 сентября 2005 года, в день освобождения Брянска от немецко-фашистских захватчиков, был открыт новый памятник из мрамора. Журналистское перо все с той же звездочкой у основания поднялось выше, стало гораздо крепче. Поляна, на которой стоит памятник, называется Журналистской и пишется с большой буквы.


- Памятник открывали, можно сказать, во фронтовых условиях. Тогда хлопот у новой администрации было выше крыши. У города слабый бюджет. Вдобавок реализовывался закон о монетизации льгот. И все же памятник сделали. По инициативе администрации города журналистское сообщество собрало деньги. И я не вспомню ни одной редакции, которая бы отказалась участвовать в этом. Телекомпании и полиграфические предприятия также внесли свой вклад. Одна из редакций рядом с памятником поставила беседку, - рассказал «Красной звезде» заместитель губернатора Брянской области Анатолий Теребунов.


Сейчас памятник журналистам, Партизанская поляна, расположенная недалеко, и памятник военным автомобилистам (все проезжающие это место водители в память о погибших дают автомобильный гудок) составляют единый комплекс, который со временем будет расширяться и обустраиваться. Говорят, из Москвы Брянску уже обещали подарить Т-34.


Покидала я Брянск, а меня не оставлял в покое один вопрос: кого считать военным журналистом? Любого работника СМИ в погонах или тех, кто пишет на военную тему? И тут я вспомнила слова Алексея Новицкого, с которым мы беседовали на эту тему:
- Фронтовые материалы подчас кажутся серыми, сухими. Эпитетов можно подобрать много. Человек может спросить фамилию солдатика, его имя, звание командира, откуда солдат прибыл, и написать про него материал. И неважно, гражданским или военным является журналист, главное - он должен оставаться хорошим публицистом.


 

Елена КОЛОСЕНЦЕВА, Брянск.«Красная звезда»


левая ссылка
Яндекс.Метрика