левая ссылка

Крах разведывательной сети

В сентябре 1971 года разразился громкий скандал – была раскрыта разведывательная сеть СССР в Великобритании. 90 советских граждан СССР за деятельность, несовместимую с дипломатической, были высланы из страны, а еще 15, бывшим в отпуске, запретили въезд в Великобританию. Все эти 105 человек, по данным СМИ, были сотрудниками легальных резидентур КГБ и ГРУ. То, что произошло, стало возможным из-за предательства одного из сотрудников КГБ Лялина. Об этом предательстве в российской прессе стали говорить только в период гласности. И то подробности происшедшего значительно уменьшались, потому как Лялин был сотрудником отдела «В» ПГУ КГБ, неофициальное название которого было «отдел мокрых дел». Чем он занимался? Организовывались террористические акты за рубежом, проводились разного рода диверсии в странах – противниках СССР в случае войны. Да и вообще руководители внешней разведки не привыкли признавать свои ошибки. Можно сказать, что Олег Адольфович Лялин был не очень типичным разведчиком.

Советские предатели

 

Родился он в 1937 году, после войны закончил морской институт и с 1958 года стал работать на судах Одесского пароходства, где обучился английскому языку. Через три года работы на него обратили внимание сотрудники КГБ – председатель службы дал указание повысить образовательный уровень сотрудников разведки и контрразведки. Как знающего язык, Олега направили в разведывательную школу, по окончании которой был направлен в Литву, а именно – в клайпедский городской отдел КГБ. Зарекомендовав себя неплохим работником, Лялин был направлен для учебы в Москву, на курсы усовершенствования офицерского состава, а затем направлен в отдел «В» ПГУ. После окончания курсов Олег Адольфович остался в Москве, а в 1969 году его командировали в легальную резидентуру КГБ в Лондоне для работы в диверсиооном направлении (линия «Ф»). В Клайпеде Лялин курировал морские перевозки, мог разрабатывать диверсионные операции на объектах Великобритании, неплохо владел рукопашным боем, был снайпером и парашютистом.

Как не странно – в те годы считалось, что выходцы из «глубинки» более управляемы, так что это было еще одним аргументом для отправки Лялина за границу. Почему – то кадровики не учли то, что хорошо знали сотрудники отдела «В» - Лялин любил выпить и очень увлекался женщинами. Причем отец одной из любовниц Олега, сам ветеран КГБ, написал жалобу на Лялина – тот, бывая в их доме и хорошо выпив, хвастался своим положением разведчика – агентурщика. Разбор жалобы почему – то не установил крамолы в действиях агента и был списан в архив. Итак, в 1969 году Лялин приехал в Лондон с женой и новорожденным сыном. Он числился старшим инженером торгпредства, а в резидентуре руководил группой из четырех армян – киприотов; эта группа имела самостоятельную радиосвязь с Москвой. Работой группы резидент Юрий Воронин был доволен и даже приводил ее в пример. В 1970 году Лялин получил очередное звание, однако в личной жизни было все не так просто – его жена Тамара не сумела адаптироваться к жизни в Лондоне, рассорилась с соседями.

В результате жену с сыном с согласия Воронина временно отправили в СССР. Но после отъезда жены Лялин часто пить и завел любовницу – секретарше торгпредства Ирину Теплякову. Поскольку до приезда Лялина в Лондон, эту должность занимали разведчики, за Олегом установили наблюдение. Узнав об образе жизни советского разведчика, было принято решение совершить попытку его вербовки. 30 августа 1971 года в 3 часа ночи Лялина, возвращающегося домой после попойки, остановил патруль. Доставленный в участок, Олег отрицал прием спиртного, отказался пройти медицинскую экспертизу, отказывался давать показания без представителя консульства. Когда полицейский позвонил в посольство, произошло неожиданное – вместо того, чтобы немедленно приехать за провинившимся, дежурный комендант почему – то предложил полиции подождать до утра. Этой ошибкой тут же воспользовались спецслужбы. Они всю ночь обрабатывали Лялина, представляли доказательства его связи не только с советской гражданкой Тепляковой, но и с англичанкой. И он сломался, дал согласие на сотрудничество с СИС в течение шести месяцев. При рассмотрении дела в суде, по настоянию Генерального прокурора и министра внутренних дел, его освободили от судебной ответственности. Но поскольку Лялина предполагали использовать в качестве «крота» в аппарате ПГУ КГБ, заметку о случившемся доли заметку в газеты.

Тут же советской стороной было принято решение об отзыве провинившегося. Но тут, ожидая только неприятностей от возвращения на Родину, Лялин с Тепляковой заявили о своем нежелании возвращаться и попросили политического убежища. В соответствии с правилами английских спецслужб, перебежчик подписал обязательство о лояльности в отношении британских властей и формальный отказ от встречи с представителями СССР. На последовавших допросах Лялин рассказал о составе резидентуры, охарактеризовал известных ему сотрудников разведки, сдал агентов, находившихся с ним в контакте. Самое странное, что с агентурой Лялина не было договорено уведомление их об опасности. Выйдя на прямую связь с Москвой после исчезновения разведчика, они были взяты с поличным. Перебежчик рассказал все о подготовке известных ему диверсий в Лондоне, о планах затопления метро, возможном ракетном ударе, уничтожение на земле стратегических бомбардировщиков. По показаниям Лялина, он обязан был выявлять важные стратегические объекты и причинять им как можно больший вред. Например, проникновение в здание под видом курьеров и посыльных лиц, обязанных разбрасывать по коридорам правительственных зданий бесцветные ампулы, убивавшие каждого, кто на них наступал. Используя эти знания, разведки других стран начались поиски нелегалов.

И некоторых из них оказались успешными. Например, во Франции по наводке Лялина было обнаружено два тайника с оружием. На момент предательства Лялина в Англии общее число советских официальных представителей было 550 человек против 90 в СССР. Большинство из этих людей – работники спецслужб. Высылка со страны 105 человек упростила контроль разведки Великобритании за деятельностью оставшийся. Надо сказать, что большинство из оставшихся были из периферийных органов и не имели такого опыта в проведении разведопераций как высланные. Ответом СССР была высылка 18 британских дипломатов. Побег Лялина имел и внутрисоветские последствия – обострилась борьба Громыко и Андропова за влияние на Брежнева в вопросах внешней разведки. Результатом этого стала очередная реорганизация диверсионных подразделений СССР. Из заграницы были отозваны все сотрудники разведки, которых мог знать Лялин по общей работе как на Родине, так и за границей. Власов, о котором уже упоминалось, был уволен. В 1972 году Лялина заочно приговорили к расстрелу. Но даже после выяснения места, где прятали Лялина и готовности сотрудником отдела «В» привести приговор в исполнение, Брежнев почему то не дал разрешение. Лялин много пил и умер в 1995 году от злокачественной опухоли. Ирония судьбы – сын Лялина, Владимир Удачин, хотел присоединиться к отцу и в 1984 году совершил попытку угона самолета. В результате он был осужден по ст. 64 (измена Родине) и 70 (антисоветская деятельность) УК РСФСР на десять лет лишения сворбоды и отбывал срок в известном лагере «Пермь – 35».

 

 

 

левая ссылка
Яндекс.Метрика