левая ссылка

Загадка смерти поэта.

Кому мешал Есенин и кто его убил?

Есть мнение, что гибель С. Есенина непосредственно связана с именем Ленина. Вернее, с его смертью. Сейчас уже невозможно установить, где правда, а где вымысел, потому что почти век эти сведения оставались на слуху. Да и рассказывали их шепотом, с оглядкой — тема опасная.
Будем надеяться, что в архивах ЧК еще пылится листок (а дело Есенина пухлое и просто так затеряться не может), где «стукач» подробно пишет о некой встрече литераторов: кто присутствовал и что каждый говорил. А версия такова.

Тайна смерти поэта С. Есенина
 

Смерть Ленина вселила в наивные сердца интеллигенции призрачную надежду, что большевистский режим может рухнуть или, по крайней мере, сделает резкий крен в сторону демократических свобод. Но начавшаяся шумная газетная кампания с просьбами масс трудящихся сохранить тело вождя на века, решение ЦК РКП(б), постановление ЦИК СССР, денно-нощное строительство деревянного мавзолея (сразу получившего прозвище «шалаш») и, наконец, торжественный перенос гроба из Колонного зала в построенный мавзолей 27 января показали, что большевики останутся надолго.

На смену растаявшей надежде пришли возмущение и ярость. В один из последних дней января и состоялась эта злополучная встреча литераторов. Как всегда присутствовали провокаторы, возбужденные сильнее остальных. Встреча была обычная, но на языке вертелось одно: факт «увековечения лика».

Кто-то произнес: "Вот и нетленные мощи явлены. Большевистские! И ведь заставят ходить, прикладываться!"
У присутствующих волосы поднялись дыбом — все восприняли это в прямом смысле, ведь от большевиков можно было ожидать чего угодно. На радость провокаторам поднялся невообразимый шум:

- Кощунника превратили в святого!
- Тьфу! Из грязи в князи!
Есенин был трезв и ему бы промолчать, но он отреагировал на последний возглас и, протянув руку в направлении сказавшего, в полной тишине, как бы поправляя его, произнес:

- Смотри-ка, князь,
Какая грязь
У стен Кремлевских
Разлеглась.

...Все! С этого момента резко усиливаются обвинения Есенина в «пьяных дебошах» и «антисемитизме». Он не может даже беспрепятственно выйти из дома. Его тут же встречают «поклонники» или «непмановская братва», восторгаются, предлагают выпить и провоцируют скандалы с приводом в милицию или отправкой в ЧК. Несколько раз его сильно избивают. Мы практически ничего не знаем об этой стороне жизни поэта в последние два года по одной, вероятно, причине: Есенин не умел жаловаться на физические невзгоды, наоборот — он их скрывал...

Комиссаров не устраивал обычный арест и расстрел Есенина, то есть простое убийство, — Есенин был слишком известен, а его поэзия любима, и он сразу бы превратился в великомученика. А этого большевики допустить не могли. Не устраивал их и застрелившийся поэт (а у него был револьвер) или «захлебнувшийся» в луже. Даже в этом случае народная память сделала бы Есенина национальным героем, а его поэзия начала бы восприниматься еще острее.

 


 

Нужен был только поэт-удавленник. Так как по законам магии (каббалы) это единственный вид смерти (казни или самоказни), когда покойника нельзя оплакивать и тем более поминать. Удавливание, учитывая религиозную мораль, было единственным способом запрета творчества Есенина, посева к нему презрения. Для этого и был сформирован образ хулигана, распутника, пропойцы и, как итог, висельника. Таким образом, в тот злополучный вечер Сергей Александрович не просто подписал себе смертный приговор, а непременно через повешение.

Кстати, этот способ казни был особо приятен Ленину. Расстрелом Владимир Ильич пользовался как обычным средством убеждения, но всегда отдавал предпочтение повешению как наиболее вескому аргументу. Так, в середине августа месяца 1918 года он телеграфировал в Пензу на бланке Совнаркома т. Кураеву, Бош, Минкину, что непременно требуется повесить, чтобы народ видел, богатеев, кулаков и кровопийц - не менее 100 человек. Любил Ленин и такие эпитеты, как, например, «на вонючей веревке»...

 

 


левая ссылка
Яндекс.Метрика