левая ссылка

 

Французы, помня о сподвижниках Наполеона, утверждают, что каждый новобранец носит в своем ранце маршальский жезл.

 

Георгия Константиновича Жукова

 

Тем удивительнее тот факт, что будущий маршал Жуков, сознательно скрыл свое училищное образование и пошел не в школу прапорщиков, а простым рядовым. Георгий Константинович Жуков родился в деревне Стрелковке Калужской губернии. После церковно-приходской школы был отдан в учение в Москву. 
Закончил четырехклассное училище и начал работать мастером-скорняком, но был призван на второй год войны и стал солдатом, затем унтер-офицером. Попал в кавалерию, ходил в разведку, брал пленных, за участие в боях был награжден Георгиями 3-й и 4-й степени. Судьба многих таких же, как он, крестьянских сыновей в царской армии. Если бы в свое время он стал офицером, дальше все могло бы сложиться иначе. После революции, Жуков вступил добровольцем в Красную Армию, в партию большевиков. Был ранен осколками ручной гранаты, после госпиталя и отпуска направлен на курсы красных командиров.


Командовал эскадроном при подавлении Тамбовского мятежа, за что получил свой первый орден Красного Знамени. Был командиром полка. Со своим будущим соратником Константином Рокоссовским Жуков познакомился во время учебы в высшей кавалерийской школе в Ленинграде. Жуков закончил курсы высшего начсостава. Продолжилось его знакомство с выдающимся военачальником Михаилом Тухачевским - оно началось, когда тот, выполняя волю Реввоенсовета, руководил подавлением восстания тамбовских крестьян.
А до того Тухачевский командовал Варшавской операцией и мог бы завершить войну с Польшей быстро и достойно для Советской России, если бы не действия вначале Сталина, а затем командиров I Конной армии Буденного и Ворошилова, сорвавшие стратегически правильный план Тухачевского. Тухачевский был заместителем Ворошилова - сталинского наркома обороны. Эти годы стали периодом расцвета Красной Армии, потому что, к счастью, начальник давал заместителю делать всю работу. Сам Жуков служил тогда комдивом в Белорусском военном округе, которым командовал другой выдающийся военачальник, оказавший на него большое влияние, - Иероним Уборевич. Тухачевский, Уборевич и сотни других высших офицеров навсегда исчезли в застенках НКВД.
В те годы, по признанию Жукова, он, как и все командиры, остававшиеся на свободе, жил с чувством, что и за ним вот-вот приедут. То, что он уцелел в этой безжалостной давильне, затем называли волей Провидения. Уже первое применение в бою старательно выученных уроков, когда посланный на Дальний Восток комдив разбил, хотя и ценой немалых потерь, японские дивизии на реке Халхин-Гол, оказало неизмеримое влияние на весь ход последующих событий. Японцы, получив сокрушительный отпор, не вступили в войну вместе с Германией. В результате Красной Армии не пришлось воевать на два фронта ни в 1941-м, ни до самого конца II мировой войны. Сражения на Халхин-Голе стали звездным часом Жукова.

Жуков

Он прибыл в штаб советского корпуса, находившегося в Монголии, и сразу задал вопрос: не трудно ли управлять войсками за 120 км от места боев? Не дождавшись ответа, Жуков выехал на передовую. За несколько дней оценив обстановку, он затребовал срочных подкреплений и получил их. Задача Жукова состояла в том, чтобы не дать превосходящим силам противника нанести первый удар. Идя на страшный риск, он с ходу бросает в бой только что прибывшую танковую бригаду без поддержки пехоты. Классическая операция активной обороны завершилась полной победой советских войск. Жуков доложил в Кремль о завершении операции.
На следующее утро германские войска вторглись в Польшу. Началась II мировая война. Сталин вызвал Жукова в Москву и поручил ему Киевский военный округ: считалось, что в случае войны армии Гитлера нанесут главный удар именно по территории Украины. Сталин остался при этом мнении даже после штабных игр, на которых, нанеся удар севернее Припяти, победил Жуков, возглавлявший войска «противника».
Поэтому и на новой должности начальника Генштаба Жуков делал только то, что мог сделать, не рискуя угодить в лапы сталинских палачей. Он настойчиво механизировал Красную Армию, зря не переча вождю, - как будто знал, что должен сохранить себя для грядущих испытаний. Таранный кулак немцы создали как раз для удара не по Украине, а по Белоруссии, что значительно осложнило и без того страшное положение Красной Армии в первые недели войны.
Вылетев в первый же день на Юго-Западный фронт, Жуков попытался организовать наступление на Люблин в соответствии с установкой, но это только усилило неразбериху в войсках. Всюду царили хаос и паника. Более того, перед ним были уже отнюдь не японцы. Он настойчиво докладывал Сталину, что следует оставить Киев и использовать для дальнейшей обороны Днепр. Сталин категорически не согласился и снял Жукова с должности начальника Генштаба. Последствия «киевского котла», в который попали сотни тысяч защитников украинской столицы, оказались катастрофическими. Понадобились героические и все более умелые действия Жукова под Ленинградом, где он с огромным трудом исправил чудовищные просчеты Ворошилова и не дал немцам с ходу взять город, а затем в исторической битве под Москвой, чтобы Сталин стал прислушиваться к Жукову - и перестал ему мешать - на судьбоносных этапах войны.
Отбросив вермахт на 200 километров от Москвы, Жуков окончательно сорвал немецкий план молниеносной войны и вынудил Германию перейти к заведомо проигрышной для нее затяжной кампании. Тяжелым летом Красная Армия отступает на юго-восточном направлении, но уже идет подготовка к операции «Уран» - решающей встрече с противником на Волге и стратегическому контрнаступлению. И вновь в битве под Сталинградом на карту поставлено все. Это - именно тот тип сражений, в котором Жукову нет равных. Полководец несгибаемой воли, он обладал поразительной способностью находить правильное решение в предельно сложных и запутанных ситуациях. Другое дело, что это часто были жестокие решения.
Как и на Халхин-Голе, когда он бросил в бой танки без пехоты, ему часто приходилось жертвовать десятками тысяч жизней, чтобы сохранить инициативу, опередить противника и победить. В нескольких таких случаях причины можно смело назвать сугубо политическими. Так, Жукову часто ставят в вину кровавую мясорубку на Зееловских высотах при взятии Берлина, когда исход войны был уже предрешен. Ясно, что стратегической целью советского командования был захват Берлина прежде, чем в него смогут войти войска союзников. На карте вновь стоял престиж не одного Жукова, а всей страны. Так это понимали лидеры и военачальники Страны Советов.
В Карлхорсте маршал Жуков от имени Верховного Главнокомандования принял капитуляцию Германии. Пользовавшийся непоколебимым авторитетом и искренней любовью армии маршал был более не нужен Сталину. Жуков возглавлял Группу советских войск и Советскую администрацию в Германии, а затем его постепенно перевели на должности, никак не соответствовавшие его масштабу, опыту и заслугам. После смерти Сталина он - 1 заместитель министра обороны, министр обороны СССР. Однако и Хрущеву нужны были авторитет и танки Жукова во время ареста Берии, но не популярность маршала в Вооруженных Силах и в народе. Жуков был неожиданно обвинен в «бонапартизме» и отправлен в отставку.
Его имя звучит приглушенно, с ним уже не связывают, как прежде, решающие победы советского оружия. В списках военачальников его пишут в алфавитном порядке, хотя сам народ давно избрал его первым. Как и многие его великие предшественники в российской истории, прославленный воин в опале - вначале у Хрущева, затем у Брежнева. С начала 1960 годов он пишет мемуары, и их трудная дорога через партийную цензуру к читателю напоминает возвращение величественной и неординарной фигуры маршала на свое заслуженное место в пантеоне народной славы.


левая ссылка
Яндекс.Метрика