левая ссылка

Ситуация в коммунистических странах в конце 80-х - начале 90-х годов характеризуется не только быстрым ростом неравенства в распределении доходов, но и распространением бедности.

Масштабы бедности в Советском Союзе и соцстранах
 
В 1989 году в Советском Союзе отрицали существование бедности, хотя власть признавала проблему "малообеспеченности" с начала 1970-х годов. Причины такого игнорирования проблемы лежали в идеологической плоскости - бедность рассматривалась как исключительно капиталистический феномен, который не может существовать в "справедливом социалистическом обществе". Коммунистические идеологи рассматривали бедных людей в социалистических странах как отклонение, как социальную патологию. По их мнению, если каждому гарантировано бесплатное образование, дальше стабильную занятость, семейные пособия и достойную пенсию, то вина за то, что кто-то есть бедным, лежит на них самих, а не на социалистической системе.
 
Негативное отношение к бедным имело несколько практических последствий: 
 
o система социальной помощи была слабо развита; 
 
o очень мало усилий было сделано для совершенствования системы проверки доходов; 
 
o количество социальных работников было незначительным и они имели низкую заработную плату. 
 
Уровень "социального минимума" разрабатывали кабинетные ученые, которые мало представляли себе как его использовать на практике. В общем, политика борьбы с бедностью была фрагментарной и ее рассматривали как важную составляющую экономической и социальной политики.
 
Единственной трудом, что касался проблемы бедности в Советском Союзе, была публикация сотрудников Института труда Г.С. Саркисяна и Н. П. Кузнецовой. Однако эти авторы не использовали термина "бедность", зато начали использовать термин "малообеспеченность" и "минимальный потребительский бюджет".
 
Подход Г. Саркисяна к определению минимального потребительского бюджета был подобен установлению абсолютной черты бедности.
 
Однако сравнение энергетической ценности продуктов при определении минимального потребительского бюджета СССР и черты бедности в США показывает, что советские стандарты потребления протеина были вдвое выше американских.
 

Читать похожий материал: Какие были зарплаты у руководителей нашей страны в годы СССР и наше время?


Источник: http://ussrvopros.ru/politika-sssr/vnutrennyaya-sovetskaya-politika/632-kakie-byli-zarplaty-rukovoditelej-nashej-strany-v-gody-sssr-i-nashe-vremya

 
Для оценки масштабов бедности в Советском Союзе стоит обратиться к трудам зарубежных исследователей. Используя бюджет Саркисяна и предположив, что черта бедности - это доход в размере 50 рублей в месяц на человека, американский исследователь А. МакОлли обнаружил, что уровень бедности в СССР в 1958 году составлял 69,5% всего населения. При использовании меньшего значения черты бедности (25 рублей), уровень бедности в СССР будет 21,7%. В 1967 году уровень бедности уменьшился до 11% (черта бедности определена на уровне 30 рублей). Используя бюджет Саркисяна, МакОлли обнаружил, что в 1967-68 гг. от 35 до 40 процентов населения СССР было бедным.
 
В 1988 году Госкомтруда СССР и Госкомстат СССР впервые рассчитали минимальный потребительский бюджет, принимаемый западными исследователями как черта бедности. По этим данным прожиточный минимум в среднем по стране составлял 78 руб. в месяц на одного члена семьи, а численность населения с доходами ниже этого уровня составила в 1988 41 млн. чел. или 14,5%.
 
Госкомстат в 1989 году определил прожиточный минимум на уровне 90 руб, а профсоюзы - 130 рублей в месяц. Несмотря на то, что число лиц, получавших подушные доходы более 250 рублей в месяц удвоилось за период 1985-89 гг., все же 71 млн. человек в СССР, или почти 25% населения, получали менее 100 рублей в месяц. Итак, примерно четвертая часть населения в СССР проживала за чертой бедности.
 
В 1990 и 1991 году ситуация существенно усложнилась. После значительного скачка цен в апреле 1991 года по расчетам Госкомстата прожиточный минимум должен был бы составлять 210 рублей в месяц. Это абсолютно утопическая цифра, отмечает Флакерски, поскольку в 1991 году средний подушный доход домохозяйства составлял 212 рублей в месяц, что почти то же, что и прожиточный минимум. После апрельского скачка цен профсоюзы требовали установить прожиточный минимум на уровне 270 рублей и минимальную заработную плату на уровне 320 рублей. По оценкам Госкомстата, 90 млн человек, или более 30% населения получали доходы ниже прожиточного минимума. В некоторых беднейших республиках средний подушный доход домохозяйств был ниже прожиточного минимума.
 
Н. Каквани утверждает, что маленькие масштабы бедности наблюдалась в Эстонии и крупные - в Таджикистане. Наименьшая бедность была в Эстонии, Латвии, Литве и Белоруссии.
 
Бедность в Украине была в значительно меньших масштабах, чем в СССР в целом. Республики с крупнейшими масштабами бедности были Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан. Доля бедного населения в этих республиках была выше 49%. В Таджикистане доля бедного населения составляла 67,97%, также доля нищих составляла более 52%. Это очень высокий уровень бедности в стране, которая была ведущей мировой силой после Второй мировой войны.
 
В Польше исследования проблем бедности начались в 1980-х годах. В то время Министерство труда и социальной политики начало собирать данные о людях, которые имеют доходы ниже "социального минимума". Следует заметить, что в Польше, как и в Советском Союзе, не использовали термин "бедность", а лишь "малообесбеченность". Поэтому глубоких исследований, касающихся измерения уровня бедности в Польше до переходного периода не проводилось. Вычисления социальных минимумов проводилось с 1956 года, однако результаты следующих исследований (1970-76 гг.) были засекречены. Только под давлением "Солидарности" такие исследования были возобновлены в 1980 году.
 
В Венгрии оценки бедности были сделаны венгерскими профсоюзами в 1955-56 гг., однако многие ставили под сомнение необходимость таких вычислений при социализме и поэтому они были прекращены. Последующие исследования были проведены в 1967-1969 годах, но публикацию результатов исследований было запрещено. Исследование социальных и прожиточных минимумов было возобновлено лишь с 1984 года. В Чехословакии исследование социальных минимумов началось в середине 1960-х годов.
 
Используя данные о социальном минимуме в странах Восточной Европы, можно проанализировать динамику бедности в этих странах. Например, снижение неравенства в распределении подушных доходов в Чехословакии сопровождалось снижением доли домохозяйств, у которых уровень доходов был ниже социального минимума. Так, если в 1970 году 12,3% домохозяйств имели доходы ниже этого минимума, то в 1980 году эта доля уменьшилась до 9,5%, а в 1988 году - до 7,3%.
 
В Венгрии уровень бедности с течением времени практически не менялся. Так, в 1978 году доля домохозяйств с доходами ниже социального минимума составляла 15,4%, в 1980 - 14,8, 1983 - 16,7, 1985 - 15,7 и в 1987 - 13 , 8%.
 
Зато в Польше уровень бедности постоянно рос. Если в 1978-1979 гг. уровень бедности был ниже 10%, то в 1980-х годах доля людей с доходами ниже социального минимума начала расти. Так, в 1980 году уровень бедности составлял 13,9%, в 1982 - 19,8%, а в 1983 - 23,7%. В последующие годы уровень бедности несколько уменьшился, достигнув минимума в 1986 году - 17,3%, однако затем снова рос и уже в 1987 году составлял 22,7%.
 
Итак, несмотря на попытки достичь равномерного распределения доходов и ликвидировать бедность в странах с директивной экономикой эти явления становились все более масштабными. Определенные успехи в уравнивании доходов и уменьшении доли населения, которая получала доходы ниже черты бедности (например в Чехословакии), достигались лишь усилением использования административных методов, что приводило к ухудшению функционирования национальных экономик. Попытки выровнять уровень жизни в республиках Советского Союза также закончились неудачей. Негативные процессы в сфере распределения доходов в странах с административно-командной экономикой становились все отчетливее.

левая ссылка
Яндекс.Метрика