Гомельское оперативное направление в 1941 году (ВОВ)

Гомельское оперативное направление и оккупация Гомеля

В первые дни Великой Отечественной войны войска Западного фронта, который был развернут на территории Беларуси, оказались в очень сложном положении. Именно на белорусском стратегическом направлении немецкая армия наносила главный удар, здесь наступала наиболее сильная по своему составу фашистская группа армий «Центр». Входившие в ее состав 2 - я и 3-я танковые группы уже 28 июня вторглись в Минск и завершили окружение войск Западного фронта, находившихся в Белостокском выступе. После этого противник начал быстро продвигаться к Днепру.

Гомельское оперативное направление в 1941 году

Гомель в первые дни войны оказался в стороне от направления главного удара группы армий «Центр». Ее основные силы двигались к северу от Полесья. С другой стороны, группа армий «Юг» вела наступление южнее полесских болот. Они вклинивались между двумя стратегическими группировками противника, препятствовали непосредственному взаимодействию их флангов. Немецкое командование изначально не придавало большого значения занятию Полесья. Небольшие силы германской армии медленно двигались вдоль железной дороги Брест-Брянск. Они лишь 10 июля заняли Лунинец и вышли на границу современной Гомельской области.

 

О появлении Гомельского оперативного направления в планах советского Верховного командования можно говорить с 25 июня. В этот день на совещании с участием членов Политбюро, руководство Генерального штаба и Наркомата обороны было принято решение о создании группы резервных армий. В ее состав включались 19, 20, 21 и 22 армии. Они должны были разворачиваться по линии Великие Луки-Витебск-Гомель-Чернигов и далее по Днепру до Кременчуга. Маршалл Г. К. Жуков в своих мемуарах пишет, что 26 июня в Кремле состоялось еще одно совещание Высшего государственного и военного руководства СССР. На ней, если исходить из информации г. К. Жукова, были внесены некоторые коррективы в принятое накануне решение. Сейчас намечалось 13, 19, 20, 21 и 22 армии использовать для создания рубежа обороны по линии Полоцк, Витебск, Орша, Могилев, Мозырь. Кроме того, силами 24 и 28 армий создавался тыловой рубеж обороны по линии Смоленск — Рославль-Гомель. Непосредственно Гомель должна была защищать 21 армия, прибывшая из Приволжского военного округа. Сначала ей командовал генерал Герасименко, а затем — генерал Кузнецов. Согласно приказу Ставки 2 июля 21 армия, вместе с 19, 20 и 22 армиями передавалась в состав Западного фронта, который возглавил маршал С. Тимошенко. В это время для ставки стало очевидно, что главный удар фашисты наносят севернее Полесья. Сюда и подтягивались срочно основные резервы Красной Армии.

 

Тем временем немецкие войска вступили в северные районы Гомельщины. 2 июля 3-я танковая дивизия генерала Моделя овладела Рогачевым и захватила плацдарм на Западном берегу Днепра (г. Гудериан в своих мемуарах называет дату 4 июля). В это же время разгорелись бои у Жлобина. Гудериан отмечает в своих мемуарах, что 6 июля крупные силы советских войск переправились через Днепр и атаковали части 10-й моторизованной дивизии. Она смогла отбить атаки советских войск. С началом 10 июля Смоленской битвы 10-я моторизованная и 3-я танковая дивизии немцев были переброшены на Смоленское направление. В районе Жлобин — Рогачев противник покинул 1 кавалерийскую дивизию, которая должна была прикрывать фланг войск, наступавших на Смоленск. Это было слабое прикрытие и угроза флангового удара для группы армий «Центр» была реально возможной.

 

Германское командование понимало существование угрозы фланговых ударов советских войск со стороны Полесья и внимательно следило за происходящим в этом районе. Генерал Ф. Гальдер 1 июля записал в своем дневнике: «обеспокоенность, что противник из района Пинских болот создаст серьезную угрозу для смежных флангов групп армий «Юг» и «Центр» подтолкнуло Главное командование Сухопутных войск отдать приказ, в котором требуется совместно наблюдать за этим районом со стороны обеих групп армий. В этом районе по данным воздушной разведки находится два корпуса в составе семи дивизий.». Думается, что количество советских войск в данном районе на начало июля Гальдером преувеличивается. Сюда отступали понесшие тяжелые потери в приграничных боях отдельные соединения 4 армии. Уже 5 июля Гальдер отмечает, что начался отвод советских войск из полесских болот на восток. 10 июля в дневнике Гальдера появляются записи о концентрации советских войск у Гомеля. В последующие несколько дней начальник германского Генерального штаба продолжает отмечать прибытие советских войск на правый фланг группы армий «Центр», которые сооружают оборонительный рубеж по Сожу. При этом Гальдер указывал, что существенного значения Гомельской группировке придавать не стоит, «однако 2 танковая группа должна обеспечить свой правый фланг на случай атаки со стороны этой группировки». Г. Гудериан со своей стороны пишет, что он считался с угрозой контрудара по открытому флангу своей танковой группы после форсирования Днепра. Учитывая, что против Гомельской группировки советских войск была оставлена только одна кавалерийская дивизия, Гудериан, как и Гальдер, не считал ее достаточно сильной, чтобы нанести ощутимый удар по флангу группы армий «Центр»..

 

Бои за Гомель стали частью Смоленской битвы. В ее начале 21 армия, которая прикрывала Гомель, не попала под удар немцев. Основные силы группы армий «Центр» двинулись на Смоленск. Сложились благоприятные условия для нанесения флангового контрудара по врагу. 21 армия по своему составу представляла достаточно внушительную силу. Она включала 63 стрелковый корпус (3 пехотные дивизии), 66 стрелковый корпус (2 стрелковые дивизии), 67 стрелковый корпус (2 стрелковые дивизии) И 25 механизированный корпус (2 танковые и 1 механизированная дивизии). Но, как отмечает в своих воспоминаниях генерал А. И. Еременко, эти войска были разбросаны на большой территории от нового Быхова до Лоева, а танковый корпус располагался у Новозыбкова. 12 июля Ставка приказала командующему Западным фронтом маршалу Тимошенко начать наступление на Гомельско-Бобруйском направлении в тыл Могилевской группировки немцев. Уже 13 июля наступление началось. Надо отметить, что командующий 21 армией генерал Ф. И. Кузнецов смог до начала наступления сконцентрировать главные силы своей армии на рубеже Рогачев — Жлобин, откуда и наносился главный удар. В первом эшелоне армии наступали шесть стрелковых дивизий, во втором находились одна стрелковая, одна танковая и одна механизированная дивизии. Изначально противник мог противопоставить 21 армии лишь 1 кавалерийскую дивизию, которая вынуждена была отступать. Уже в первый день наступления были освобождены Рогачев и Жлобин. Войска 21 армии стали приближаться к Бобруйску.

 

Контрудар советских войск из Гомельского направления не остался незамеченным германским командованием. Генерал Гудериан пишет в своих мемуарах: «13 июля начались ... контратаки русских. 3 направления Гомеля на правый фланг танковой группы наступало около двадцати дивизий...». Гудериан явно преувеличивал численность советских войск, которые наносили контрудар. Более точная оценка численности советских войск, которые вели бои под Жлобином и Рогачевом, дана Гальдером в его дневнике. Он пишет о наступлении в этом районе семи советских дивизий. Причем запись о советском контрударе появляется у начальника Генерального штаба Германии только 16 июля. Контрудару советских войск способствовало то, что пехотные дивизии группы армий «Центр». долгое время были скованы боями с советскими войсками восточнее Минска, и теперь они только еще перебрасывались к линии фронта.

 

Германское командование смогло принять достаточно оперативные и эффективные меры для того чтобы парировать советский контрудар в направлении на Бобруйск. Против 21 Армии были переброшены 53 и 43 армейских корпуса, а затем еще две отдельные дивизии противника. Они передавались под командование управления 2 полевой армии генерала Вейхса. В середине июля в ее составе насчитывалось шесть армейских корпусов, и она значительно превосходила в силах противостоящие советские войска. Это дало возможность немецким войскам 17 июля в свою очередь перейти в контрнаступление против 21 армии. Она вынуждена была остановить наступление и отойти к Рогачеву и Жлобину. Генерал Еременко отмечает, что группировка советских войск, осуществлявшая контрудар, была способно разгромить противоборствующего противника. Этому помешало господство немецкой авиации в воздухе и необходимость перебросить часть сил из состава ударной группировки 21 армии, чтобы прикрыть ее правый фланг от угрозы со стороны 24 моторизованного корпуса противника. Для этого были использованы две стрелковые, танковая и механизированная дивизии. Тем самым были значительно ослаблены силы, которые наносили контрудар. Надо отметить, что войска 21 армии не имели боевого опыта, значительно уступали немецким войскам по выучке, а командный состав — по умению организовать бой.

Вторая попытка контрудара во фланг и тыл группы армий «Центр» с Гомельского направления была осуществлена кавалерийской группой генерала Городовикова. Это соединение в составе трех кавалерийских дивизий было создано в Речице согласно приказа Ставки от 18 июля, а уже 22 июля перешло в наступление. Как видно, времени для создания группы и подготовки контрудара было очень мало тем не менее, в первые дни наступления советская кавалерия действовала достаточно успешно. 24 июля генерал Гальдер отметил в своем дневнике, что командующий группой армий «Центр». фельдмаршал фон Бок в телефонном разговоре сообщил Гитлеру о напряженном положении, сложившемся на правом фланге его войск. 27, 28 и 29 июля Гальдер продолжает писать об активных действиях советской кавалерии в тылу группы армий «Центр» в районе Бобруйска. Чтобы справиться с советской кавалерией, немцам пришлось перебросить из резерва Главного Командования Сухопутных сил три дивизии. В последние дни июля контратаки советских войск во фланг и тыл группы армий «Центр» были отбиты. Значение наступательных действий советских войск с Гомельского направления в июле 1941 г. заключалось в том, что им удалось отвлечь на себя значительные силы немецкой армии (до 15 дивизий), которые были нужны противнику на главном, смоленском направлении. При лучшей организации контрудар из Гомельского направления во фланг группы армий «Центр» мог значительно более существенно повлиять на ход Смоленской битвы.

 

Активными действиями советские войска, сконцентрированные на гомельском направлении, создавай угрозу для группы армий «Центр», с которой вынуждено было считаться ее командование. Журнал боевых действий группы армий от 28 июля содержит запись «наступательные действия противника на всем юго-восточном фланге группы армий свидетельствуют о том, что перед нами находится сильный и хорошо организованный противник». То, что советские войска держали в своих руках район Восточного Полесья, создавало угрозу флангового удара и для группы армий «Юг», которая продолжала тяжелые бои за Киев. 5 армия Юго-Западного фронта защищала Коростенський укрепленный район и нависала с севера над основными силами группы армий «Юг». Две немецкие группы армий не могли непосредственно взаимодействовать между собой на смежных флангах.

В силу этого в высшем военном руководстве Германии развернулась дискуссия о дальнейшем ведении операций на Восточном фронте. Вопрос заключался в том, разворачивать ли наступление на московском направлении, несмотря на угрозу удара по правому флангу группы армий «Центр»., направить ли ее огромные усилия на разгром советских войск, действовавших в районе Рославль, Брянск, Гомель. Затем совместными усилиями групп армий «Центр» и «Юг» нанести поражение киевской группировке советских войск. Г. Гудериан указывает в своих мемуарах, что уже 13 июля у верховного командования возникла идея повернуть 2 танковую группу на юг. Но 19 июля была издана директива немецкого верховного командования, а 23 июля дополнения к ней, в которых ставилась задача продолжать наступление на Москву силами пехотных дивизий. 2 и 3 танковые группы поворачивались, соответственно, в Южном и северном направлениях. Как видим, фашистское командование рассчитывало, что ему удастся сочетать активные действия на нескольких стратегических направлениях. Очень скоро оно вынуждено было пересмотреть свои решения.

 

27 июля в Борисове, где находился штаб группы армий «Центр» состоялось совещание высшего командования с участием Гитлера. Он отдал приказ 2 танковой группе и 2 армии наступать на Гомель. В соответствии с этим решением командование 2 немецкой армии 30 июля внесло в Генеральный штаб инициативу провести локальную операцию с целью ликвидации советских войск в районе Рогачева. Это видно из дневника Гальдера, как подготовка к крупному наступлению на Гомель. В тот же день появилась директива верховного командования вермахта № 34. Она приказывала группе армий «Центр» перейти к обороне на Московском направлении и провести операцию с целью разгрома 21 Советской Армии.

 

Важное значение Гомельского направления в конце июля понимало и советское командование. 23 июля решением Ставки войска, действовавшие на данном направлении, были объединены в Центральный фронт под командованием Ф. И. Кузнецова. Он включал 4, 13 и 21 армии. Это были слабые армии. От 4 армии после тяжелых приграничных боев остались небольшие остатки. 13 армия понесла тяжелые потери в боях за Минск и во время отступления к Днепру, а 21 — во время наступательных действий в середине июля. Слабые силы Центрального фронта не соответствовали тому важному стратегическому положению, которое он занимал и тем задачам, которые ставились перед ним ставкой. Маршалл Г. К. Жуков отмечал в своих мемуарах: «занимая такое опасное для группы армий «Центр» положение, Центральный фронт мог быть использован для удара во фланг и тыл этой группировки». Директива Ставки от 28 июля ставила перед фронтом задачу вести активные действия, чтобы отвлечь на себя как можно больше сил противника. Но, как уже отмечалось, войск, чтобы вести успешное наступление против сильной 2 армии немцев, у Центрального фронта было недостаточно.

 

Для Г.К. Жукова было очевидно, что угроза со стороны Центрального фронта хорошо понятна и немецкому командованию. Поэтому, по его мнению, немцы, прежде чем наступать на Москву, должны были ликвидировать эту угрозу. Слабый по своему составу Центральный фронт мог не выдержать удара, поэтому, предлагал Жуков, его нужно было срочно усилить тремя армиями. Эти свои соображения Жуков изложил Сталину в докладе 29 июля. Однако последний не согласился с предложениями Жукова, ведь их реализация требовала сдачи Киева, и Центральный фронт новых армий не получил. Это решение во многом предопределило исход боев за Гомель.

Продолжение

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ "ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА"

 
 
Яндекс.Метрика