Налогообложение на оккупированной территории Белоруссии во время Великой Отечественной войны (1941-1944 гг.) (согласно немецким трофейным документам)

В социально-экономической политике немецкие оккупационные власти в Беларуси значительное внимание уделяли системе налогообложения. Обращение к новым немецким трофейных документальных материалов дает возможность для более комплексного и объективного изучения упомянутой проблемы. Основу этих материалов составляют распоряжения, приказы рейхскомиссариата «Украина», гебитскомиссаров, комендантов полевых комендатур, бургомистров городских, районных, волостных управлений, а также старост отдельных деревень.

Налогообложение на оккупированной территории

Беларусь попадает в сферу экономических интересов нацистской Германии еще до нападения на СССР. Незадолго до этого глава министерства оккупированных восточных областей А. Розенберг заявил своим сотрудникам: «Задача, которая заключается в обеспечении продуктами питания германского народа, стоит в этом году, несомненно, первой в ряде требований, которые предъявляются Германией к Востоку «Несомненно, будет необходимым вывозить очень много продовольствия, и, безусловно, в будущем русских ждут очень тяжелые времена». В июне 1941 года были напечатаны «директивы руководства фашистской Германии о задачах и организации экономики в оккупированных восточных областях («Зеленая папка» Геринга). Одной из главных экономических задач этого секретного документа являлось получение для Германии как можно больше продукции. Кроме того, не менее важной задачей, стоявшей перед военным командованием и хозяйственными органами, было наиболее быстрое осуществление полного производительного обеспечения германских войск за счет оккупированных областей, чтобы таким образом улучшить состояние в самой Германии и Европе.

 

Понятно, что военно-экономическое руководство Третьего рейха в этой связи стремилось максимально полно использовать сельскохозяйственный потенциал Беларуси, в том числе и Гомельщины. Известно, что гитлеровские захватчики окончательно овладели территорией современной Гомельщины только в начале сентября 1941 года. Согласно административно-территориальному делению Беларуси Гомельская и Полесская области входили в тыловую часть труппы армий «Центр» и рейхскомиссариат «Украина».

 

Реализация поставленных задач осуществлялась путем бесчисленных реквизиций, а также через налоги и сборы. В соответствии с принятыми оккупационными властями документами на территории оккупированной Беларуси была разработана система налогообложения, которая разделялась на натуральные поставки, а также, на денежные налоги и сборы.

 

Заготовкой натуральных сельскохозяйственных поставок занималось созданное летом 1941 года Центральное торговое общество «Восток». В ряд задач общества и его многочисленных филиалов входили закупка продуктов сельского хозяйства, их продажа вермахту или отправка в рейх, организация работы заготовительных и перерабатывающих предприятий. Для достижения этих задач активно использовались заготовительные конторы, существовавшие еще в довоенное советское время. Основными сельскохозяйственными продуктами заготовки являлись мясо, жир, масло, зерно, овощи.

 

С целью выполнения поставленных задач оккупационные власти издали ряд распоряжений и указаний, в которых определяли нормы, объемы и сроки сдачи сельскохозяйственной продукции. Так, выполняя распоряжение бургомистра Петриковского района «о мясопоставках» от 18.01.42 г., только в трех волостях (Грабовской, Бабуничской, Куритичской) было сдано 500 голов крупного рогатого скота для выполнения плана мясопоставок за 1942 год. [11, арк. 37]. Для более полной картины приведем архивные сведения о количестве скота, предназначенной для сдачи по выполнению плана мясопоставок за второй квартал 1942 года по восьми волостям этого же района: Макаринская — 23 коровы; Осовецкая — 47; Снялинская — 30; Конковичская — 47; Лясковичская — 18; Белковская - 45; Бабуничская - 14; Брыневская - 30; всего - 254 коровы.

 

Обратимся еще к одному архивному документальному материалу-распоряжению Поповского волостного управления Туровского района от 14.02.42 г.  «О сдаче коров», направленного всем старостам волости. В нем сообщалось сколько голов скота должны сдать хозяйства каждой деревни. Подчеркивалось, что нормы и сроки сдачи коров должны быть доведены до отдельных граждан. У лиц, уклоняющихся от сдачи коров, необходимо было их конфисковать и доставить на заготовительную базу. Один из пунктов этого распоряжения предусматривал сдачу вместо коровы свиней весом 100-150 кг, или подсвинка — 150 кг, телят-250 кг . Как видно, мясопоставки в большинстве случаев доводились на волость, а волость — до каждой деревни, исходя из количества голов скота. Причем, как отмечалось в одном из распоряжений рейхскомиссариата «Украина», в первую очередь нужно было взять бывшую колхозную и Еврейскую скотину и у тех граждан, которые имели несколько коров... «еврейские коровы, находившиеся в пользовании полицейских, не подлежали конфискации к особому распоряжению».

 

В тоже время категорически запрещался убой скота для личных нужд граждан. Об этом свидетельствуют архивные документы, в одном из которых, в частности, говорилось: «есть случаи забоя производительного скота (коров) и молодняка. Данное явление категорически запретить, поручить полиции ежедневно вести борьбу с проявлениями вышеназванного. К нарушителям применять административные меры воздействия». О том, что это была стойкая тенденция, свидетельствует приказ начальника Стрешинского района от 12.02.42 г., в котором отмечалось: «несмотря на неоднократные предупреждения о категорическом запрете забоя молодняка, все же отдельные граждане грубо нарушают это распоряжение, проводят убой молодняка, что может окончательно подорвать животноводство страны». Этим приказом строго запрещался убой животного. В случае его нарушения предусматривался штраф от 600 до 1000 руб.

 

Нормы обязательных поставок молока варьировались в пределах 100-150 л от каждой коровы. Например, норма сдачи молока в III квартале от одной коровы составляла 250 л, в IV квартале-100 л. Владельцы двух и более коров должны были сдать в III квартале от каждой второй коровы до 350 л, а в IV квартале - 150 при жирности 3,8%.

Деревня в оккупации

Свободная торговля, обмен молочных продуктов категорически запрещались. Крестьяне были обязаны при экономном личном потреблении сдавать все молоко, сливки, сметану, масло на маслозавод или сборные пункты за плату в несколько раз ниже рыночной. Те же самые правила касались сдачи яиц. Согласно распоряжению Туровского районного управления норма сдачи яиц устанавливалась - 50 шт. в год от одной курицы. Овощи и фрукты нужно было также сдавать на определенные пункты. Об этом свидетельствует распоряжение гебитсагронома г. Петрикова от 05.08.42 г., согласно которому хозяйствам Петриковского и Житковичского районов полагалось сдать государству 2101,3 т картофеля, 312 т овощей. В контексте рассматриваемого аспекта будет интересным привести содержание обязательство жителя В. Хильчицы Туровского района Ф. И. Птушко. Согласно распоряжению гебитскомиссара г. Петрикова ему устанавливались следующие нормы сдачи на засеянную площадь: жита - 4 кг, пшеницы - 10 кг, овса - 11 кг, пшена - 17 кг, ячменя - 8 кг, картофеля - 480 кг — сена - 300 кг. Определялся срок сдачи - до 15.10.42 г.

Очень часто жители несмотря на жесткие приказы оккупантов не выполняли сельскохозяйственные поставки. Да, в списке недоимщиков В. Круговец Тереховского района по хлебосдаче на 26.01.42 г. насчитывалось 18 человек. Их задолженность составляла 584,3 кг. В отношении крестьян, которые не выполняли план сдачи обязательных продуктов, вводились денежные штрафы или конфискация имущества.

 

Трофейные немецкие документы содержат много сведений о том, какие денежные налоги взимались с населения. В налоговой сфере немецкое законодательство фактически дублировало советское. Об этом, в частности, читаем в распоряжении гебитскомиссара Украины от 23 марта 1942 года: «взимание налогов и других денежных пошлин осуществлять по советским постановлениям». Однако имели место и некоторые особенности, о чем пойдет речь немного дальше. Так какие же денежные налоги взимались с граждан оккупированной территории? Обратимся снова к цитируемому распоряжению гебитскомиссара Украины и распоряжению коменданта г. Гомеля от 26 марта 1942 года. Внимательный анализ этих документов показывает, что одним из обязательных налогов являлся единый подоходный налог, который был введен еще в октябре 1941 года в соответствии с распоряжением хозяйственного штаба «Ост» и взимался в размере 10% от дохода при каждой выдаче жалованья. Граждане, получавшие доход не в качестве рабочих или служащих учреждений, предприятий, организаций, обязаны были сами вносить налог не позднее 5-го числа за каждый прошлый месяц. С духовных лиц также взимался подоходный налог. При этом учитывался их оклад и натуральные доходы, перечень которых делался по продажным ценам cо скидкой 10 %. От уплаты этого налога освобождались только те граждане, доходы которых не превышали 150 руб. в месяц.

 

Предприятия платили налог с товарного оборота при продаже промышленных изделий, размеры которого предусматривались по каждой группе товаров и варьировались от 1 до 30% от дохода. Кроме того, предприятия платили налог с оборота при иной деятельности, иначе говоря, при нетоварных торговых операциях. К таким операциям относились: производство изделий из материалов заказчика; ремонтирование изделий, автомобильного и гужевого транспорта; работа фотографических ателье, парикмахерских, прачечных, а также иная деятельность, связанная с оказанием услуг. Налог взимался со всего валового дохода в размере 5-10 %.

 

Ремесленники, не принадлежавшие к кооперативам, обязаны были вносить промышленный налог, составлявший 50 % подоходного налога.

 

Несмотря на то, что на самом деле существовали те же самые налоги, что и в довоенное советское время, весной 1942 года были отменены налоги, которые ранее взимались с крестьян, или хозяйств тех районов, которые входили в рейхскомиссариат «Украина». Вместо них вводился «единый налог», который в 1942 г. в среднем не должен был превышать 150 руб. на крестьянское хозяйство, или 40 руб. на человека. Этот налог устанавливался для каждой волости районным бургомистром, а волостной бургомистр распределял его между крестьянами и хозяйствами. Между прочим, брались во внимание личные обстоятельства плательщика: количество работающих членов семьи, количество детей, лошадей, животные, военные потери и др.

 

С деревенского населения в возрасте от 15 до 65 лет, проживавшего в районах, входивших в тыловую часть группы армий «Центр»; взимался подушный налог в размере 100 руб. в год. От уплаты указанного налога освобождались лица, имевшие зарплату менее 200 руб. в месяц, а также ученики, физически нетрудоспособные, полицейские.

 

Кроме того, крестьяне, которые вели хозяйство на Земле, обязаны были платить земельный налог, величина которого зависела от качества земли. Так, с каждого гектара «доброй» земли бралось 80 руб., «средней» - 50, «плохой» - 20 руб. в год. Все лица, владевшие городской землей на правах собственности, платили земельную ренту в размере 0,96 руб. за 1 кв. м.

 

Анализируя далее налоговую систему, необходимо отметить, что оккупационные власти изменили распределение пошлины на арендуемое жилье. Если в довоенное советское время ее величина зависела от доходов, то уже с весны 1942 года-от количества квадратных метров жилой площади, и ее месячный размер составлял для жилых помещений с водопроводом и канализацией — 1,10 руб.; без вышеназванных характеристик - 1,0 руб., для подвальных и чердачных помещений — 0,90 руб.; для помещений с проходными комнатами и без окон-0,80 руб. за кв. м..

 

Следует отметить, что одним из обязательных налогов, который включался в смету налоговых отделов управ различных уровней был налог с постройки. Он взимался в размере 1 % от его стоимости. Постройки сельскохозяйственного назначения, к которым относились и дома крестьян, а также здания общественного назначения этим налогом не облагались.

 

С застроенных участков брался земельный налог (земельная рента) в размере 20 коп., а из незастроенных-5 коп. за 1 кв. м. Этот налог не взимался с участков, которые использовались в сельскохозяйственных целях, или имели общественное назначение.

 

Лица немецкого происхождения освобождались от оплаты земельного, промышленного налога и налога с постройки.

 

Выполняя распоряжение полевой комендатуры №551 от 13 января 1942 г., местные органы ввели налог на собак, который взимался следующим образом: за первого пса - 200 руб., второго и каждого последующего - 300 руб. в год, налог на сторожевых собак снижался наполовину.

 

Жители городов и сел старались по самым разным причинам уклоняться от уплаты многочисленных налогов и сборов, их штрафовали на 200 руб., или вынуждали отработать две недели на принудительных работах, а в крайних случаях конфисковывали имущество. Владельцы собак, которые не уплатили налог, должны были убить их, а кожу сдать на кожевенный склад. В архивных материалах очень много таких фактов. В список граждан г. Добруша, которые не уплатили вовремя налог за постройку и земельную ренту (а это 31327 руб. за 1942 года), включено больше 100 человек. В списке по неоплаченному налогу за собак в 1942 году напитывалось 64 жителя г. Добруша. их задолженность составляла 2804 руб. Задолженность по земельному налогу жителей Брониславской волости Житковичского района за 1942 год составляла 18202 руб., а Люденевичского района - 19 517 руб.

Оккупация СССР Деревня

Введенные оккупантами налоги взимались в полном объеме. Гражданам-недоимщикам доводились конкретные сроки расчета, однако для многих из них это было значительной проблемой, поэтому жители обращались к местным властям с просьбами освободить их от уплаты тех или иных налогов. Архивные материалы содержат большое количество таких заявлений. Для иллюстрации приведем заявление жителя В. Настроево-Житковичского района П. И. Некрашевича, направленную в налоговый отдел районного управления: «прошу освободить меня от уплаты налога в размере 159 руб. ввиду того, что у меня нет ни одного трудоспособного члена семьи. Мне уже 78 лет, а моей жене-70. Поэтому у меня некому не только заработать деньги на оплату земельного налога, но и трудно обеспечить свое существование. Подобные заявления очень пристально проверялись и в отдельных случаях принималось решение в пользу заявителей. Например, более 50 жителей г. Добруша были освобождены от уплаты подушной подати за 1942 год по таким причинам, как болезнь, статус беженца, погорельца или по бедности. 123 жителя Жгунского района также были освобождены от взимания подушной подати вследствие инвалидности, бедности и др.

 

Таким образом, в целом знакомство с трофейными документальными материалами показывает, что в условиях войны многочисленные налоги и сборы, вжимавшиеся оккупационными властями с гражданского населения белорусских земель, значительно затрудняли и так их нелегкую повседневную жизнь.

ЕЩЕ СТАТЬИ ПО ТЕМЕ "ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА"

 
 
Яндекс.Метрика