Коллективная память участников об Афганской войне

Афганистан

 

Афганская война как нельзя лучше подходит для иллюстрации процессов, проходящих в коллективной памяти людей, в том числе в пост памяти, для иллюстрации трансформаций образов войны в сознании последующих поколений, изменения актуальности тематики в поле средств массовой информации, являющихся важнейшим инструментом конструирования памяти о прошлом. Афганская война представляет собой «чистый пример» того, как может трансформироваться общественная память о событии во время, когда его актуальные, практические, краткосрочные последствия исчерпаны. Афганская война примечательна также и тем, что начиная с 1989 г. государство фактически устранилось от использования войны в пропагандистских целях, и с тех самых пор процессы формирования отношения общества к данному конфликту проистекали без прямого вмешательства государственных инстанций ни в негативном (направленном на скорейшее стирание из памяти по примеру Первой мировой войны), ни в позитивном (направленном на увековечивание памяти по примеру Великой Отечественной войны)) ключе.

«Горячая» память. 

К периоду «горячей» памяти об Афганской войне можно отнести 1989-1999 гг., когда недавние ветераны боевых действий, как правило, ещё очень молодые люди, представляли собой активную социальную группу. Возвращение бывших солдат из Афганистана приходилось на время бурных перемен – ветераны, уходившие в армию из советского общества, попадали в незнакомую им перестроечную и постперестроечную среду. Советская пресса изобиловала критическими статьями о советском участии в этой войне. На 2 Съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 г. провозглашалось, что вторжение СССР в Афганистан заслуживает политического и морального осуждения. В прессе быстро установился образ солдата-интернационалиста как «захватчика, карателя, мародёра, наркомана». В популярных СМИ герои-афганцы, как их называла советская идеологическая машина, превращались в убийц и бездельников. Тексты об Афганской войне носили негативный характер: появлялись многочисленные сообщения о неудачах и трудностях армии, воспринимаемые передовой общественностью, в целом, благожелательно, подчеркивалась бессмысленность и бесчеловечность военных действий.

Резкий слом советских моральных и социальных норм привёл к тому, что вся история советского государства, её герои, стали подвергаться резкой критике, и Афганская война не стала исключением. 

Материалы СМИ и телевидения создавали отличное от классического советского мнение обывателя о происходивших в Демократической республике Афганистан событиях. Сознание людей отвечало на это ростом антивоенных настроений, переоценке подвергалась даже Великая Отечественная война, занимавшая даже в 1990-е гг. центральное место в государственной политике памяти.

Государство поощряло гласность, косвенным образом способствую укоренению в сознании масс негативных образов как войны и солдата, так и армии и страны в целом. Общественное мнение, складывавшееся об Афганских событиях, способствовало утрате доверия к власти.

Вывод.

Для участников же Афганская война стала настоящим психологическим шоком, затронувшим их восприятие рассматриваемых событий гораздо больше, чем таковое у остального общества. Происходившее там, в Афганистане, все ужасы той войны, забыть не представлялось возможным, что способствовало тому, что бывшие воины-интернационалисты обзаводились нервными и психическими заболеваниями.

 
 
Яндекс.Метрика