Романы и браки с иностранцами во времена СССР

В 1947 году на Политбюро обсуждались кандидатуры на Сталинскую премию по литературе. Среди тех, кто претендовал на 100000 рублей, фантастические для того времени деньги, был Илья Эренбург. Столь высокую награду Эренбург должен был получить за свой роман «Буря», в котором описывалась любовь советского гражданина с француженкой Мадо. Сталин горячо защищал идею автора и право любого человека на любовь без границ.

75.jpg 

Но не прошло и трех месяцев, как вождь запретил браки с иностранцами, даже с гражданами соцстран. Илья Эренбург подозревал, что это именно его «Буря» навела вождя на мысль о принятии такого бесчеловечного закона.

На любовь закона нет

Пока в стране кипела индустриализация, у нас работало много иностранцев. Их опыт использовали при строительстве новых мощных предприятий. И многие из них нашли в Советском Союзе жен. Иностранцев тогда немножко жалели. Не повезло ведь человеку – родился и вырос в капиталистической стране. Но для советских девушек они были прекрасными принцами: хорошая одежда, изящные манеры, приятный акцент.

И никто наших людей до войны за браки с иностранцами не осуждал, такие союзы регистрировались на общих основаниях. Но новый сталинский указ стал ударом для тех, кто полюбил человека без советского паспорта. Руководство страны не желало, чтобы СССР покидали женщины, ведь надо было как-то исправлять демографию, испортившуюся после ВОВ.

Мужчин не хватало, и Сталин решил, что нужно приветствовать рождение детей любой ценой. Пусть они будут внебрачными, лишь бы женщины рожали, а мужчинам ничего за это не было. Однако дамы не стремились воспитывать детей одни, роль матери-одиночки считалась позорной. Сталин Сталиным, но общество на родивших непонятно от кого смотрело очень косо. Поэтому запрет браков с иностранцами стал последней надеждой Кремля поправить демографическую статистику.

Спектакль «Варшавская мелодия» был невероятно популярен в шестидесятые. Дело происходит в 46 году. Девушка из Польши, студентка консерватории, полюбила нашего Виктора. Но быть вместе мешает новый сталинский закон. В зале всегда были заплаканные лица.

Когда Сталин умер, интернациональные пары, которые уже были женаты, получили возможность уехать за рубеж. Однако романы и браки с гражданами других государств, мягко говоря, не поощрялись. Такие связи вызывали большой интерес у Комитета госбезопасности.

Каких иностранцев видели наши люди в советское время? Малочисленных туристов, которых возили по городу охраняемыми группами. Специалистов, которые приехали помочь построить очередной завод. И студентов - молодежь из стран, которые выбрали в старшие братья Советский Союз.

Эта история случилась в 73-ем в Университете дружбы народов. Студент-негр из Конго полюбил москвичку Свету, и за девушку сразу взялся КГБ. Узнав, что Светлана собирается замуж, сотрудник «конторы», который все время крутился в университете, сразу вызвал ее на беседу. И открытым текстом предложил сотрудничество на благо СССР. Растерянная девушка собрала все силы и ответила решительным отказом. Сказала, что уедет в Конго, но никогда не будет шпионить за супругом.

Света рассказала все любимому. Он пришел в вуз, отыскал этого кагэбэшника и нанес ему серьезные травмы. Его посадили. В тюрьме он покончил с собой. Самое интересное, что эту историю часто рассказывали сами сотрудники КГБ, когда хотели напугать девочек, решивших выйти замуж на иностранца и уехать.

Нашим людям внушалось: ничего хорошего из такой любви не выйдет. Или не выпустят с любимым за границу, или не дадут ему жить в Советском Союзе, или предложат шпионить. А ведь не каждый может стучать, особенно на близкого человека.

В МГУ тоже в то время училось много иностранцев. Вели они себя очень скромно. И никто не знал, что рядом за партой сидит, например, дочь заграничного генсека. В 72-ом профессор математики Виктор Маслов вдруг обратил внимание на удивительно красивую студентку. Его поразило все: и фигура, и глаза, и какая-то не наша лучезарная улыбка.

Через неделю они уже начали встречаться. И вскоре Маслов узнал, что влюбился в дочь генсека компартии Вьетнама Ле Зуана, к тому же, бывшую замужем. Ее супругом был вьетнамский посол в Москве.

В то время у нас были прекрасные отношения с этой азиатской страной. Хо Ши Мин беспрерывно приезжал в Москву и принимал высоких гостей из Советского Союза в Ханое. Рядом с ним всегда был Ле Зуан - верный партиец и второй человек в государстве. Развод его дочери с мужем из своего круга и скоропалительный брак с советским профессором стали ударом для всей партийной элиты Вьетнама. В этой стране считалось, что выход замуж за «длинноносого» (европейца) – это позор.

Вьетнам пережил немало трагедий из-за разных оккупантов. И любые белые люди там считались врагами. Ле Ву Ань (так звали дочь генсека) не могла просто так оставить вьетнамского мужа. Разводы резко осуждались и были в Демократической Республике Вьетнам в семидесятые огромной редкостью.

Ань отказалась от семьи, от Родины, от всего, что так любила и во что верила. Ее самый серьезный разговор с отцом состоялся, когда она уже родила первого ребенка. Дело было на улице Косыгина, где в одном из закрытых от глаз роскошных особняков гостил в Москве генсек компартии ДРВ. Сообщение дочери о браке с Масловым привело его в настоящее бешенство.

Потом выяснилось, что он даже договорился со своим врачом, что тот усыпит Ань, и ее на самолете увезут во Вьетнам. С тех пор их жизнь каждый день была полна тревоги и страхов. Ле Ву Ань боялась лишний раз выходить из дома. За ними шпионили и наши спецслужбы, и агенты Ле Зуана. Когда Виктор уходил на работу, он звонил жене по несколько раз на дню. Тень могущественного генсека Вьетнама как будто накрыла их и мешала быть счастливыми. Ань повторяла: «Я знаю, он вернет меня домой любой ценой».

Виктор хотел большую семью и говорил всем, что у него обязательно будет пятеро детей. Хотя друзья считали, что здоровье субтильной супруги для этого слишком слабое, и отговаривали профессора от рождения третьего ребенка. Ему надо было прислушаться к советам, поскольку при родах третьего ребенка она скончалась.

Виктор остался один с тремя детьми. Новорожденного сына его уговорили отдать во Вьетнам. Там была кормилица и огромный клан Ле Зуана, готовый сделать для этого ребенка все. Договорились, что Антон уезжает к ним на пару лет. Но прошло больше времени, а вьетнамская родня возвращать ребенка не спешила, а потом вдруг неожиданно привезла в СССР. Маслов узнал от вьетнамского знакомого, что родня решила забрать у него и остальных детей – двух дочек.

Виктор смог отбиться от клана Ле Зуана и вырастить детей в России. Но чего это стоило. Он вынужден был скрываться в Белоруссии. К переговорам подключился сам Горбачев. Сейчас его дочери и сын – взрослые и успешные люди. Все живут в Европе. А могли бы жить во Вьетнаме и лишиться не только матери, но и любящего отца.

В КГБ была школа «ласточек» и «воронов». Такие секс-школы существуют при любой спецслужбе. Секс-агенты выполняли самые сложные задания, когда требовалось максимальное приближение к телу. Роман с «вороном» или «ласточкой» был крючком, который заглатывали добровольно и быстро, ведь любовь – это страшная сила.

В арсенале обольстителей из КГБ были прекрасные конспиративные квартиры, безграничный бюджет на рестораны и дорогие подарки, красивая одежда, а также навыки гипноза и НЛП и продвинутые сексуальные манеры.

В Москве только один ЗАГС мог регистрировать браки с гражданами иностранных государств - имени Грибоедова. Иностранцы считали, что этот дворец бракосочетания выбрали потому, что он был самым красивым и помпезным. То есть для показухи перед международной общественностью. Разумеется, там постоянно присутствовал кагэбэшник. Все заявления, которые принимали работники ЗАГСа от иностранцев, не считая граждан соцлагеря, они отдавали ему на проверку.

За стеной звучал марш Мендельсона, а сотрудник «конторы» с абсолютно холодным сердцем и чистыми руками рушил судьбы влюбленных людей. Разрешение на брак с иностранцем давалось редко – только если он по каким-то причинам отвечал интересам Советского Союза.

Для любви нет преград

Летом 1977 года в руки сотрудника КГБ в Грибоедовском ЗАГСе попадает заявление гречанки Кристины Онассис и советского гражданина Сергея Каузова. Разрешение на брак дается сразу. Устанавливается минимальный срок до свадьбы – всего лишь месяц. Каузов работал в «Совфрахте», разъезжал по всем странам и фрахтовал суда для перевозки нашего «черного золота». В конце шестидесятых самая большая супертанкерная флотилия принадлежала греческому миллиардеру Аристотелю Онассису. Она перевозила 80% всей нефти в мире.

На одной из деловых встреч Каузов познакомился с Кристиной, дочкой миллиардера. В 74-ом она потеряла брата – Александр погиб в авиакатастрофе, а в 75-ом не стало и Аристотеля Онассиса. Кристина стала единственной наследницей его миллиардов. К моменту встречи с Сергеем Каузовым за ее плечами имелись уже два неудачных замужества.

Она была сказочно богата, но не могла назвать себя счастливой. Кристина была способна полюбить любого, наплевав на национальность, политические взгляды и возраст. В выборе мужчин она всегда была абсолютно свободна. Но выбрала невысокого жителя СССР с достаточно заурядной внешностью. Почему? Голову ломал весь мир.

А дело в том, что Сергей был одним из лучших выпускников курсов повышения квалификации при Высшей школе КГБ, где его научили, как завоевывать женщин, используя даже тембр голоса. Кристина и Сергей еще до романа всегда много говорили по телефону, обсуждали деловые вопросы по фрахтованию судов. И Кристина позже вспоминала: голос Каузова оказывал на нее невероятно волнующее действие.

Дочь Аристотеля Онассиса получит в СССР, пожалуй, самую большую рану на сердце. Но в начале отношений с Каузовым она верит, что нашла наконец-то настоящую любовь. Хотя окружение пытается внушить ей опасность подобной связи. Многим понятно, что Каузов – агент КГБ, и за этим романом стоят исключительно интересы Кремля. Мол, Советский Союз решил наложить лапу на всю бизнес-империю Онассиса.

Московское бракосочетание Кристины стало всемирной сенсацией. Молодожены не стали устраивать пышных торжеств, но не смогли обойтись в этот день без истеричной шумихи. Движение на дорогах было парализовано, съехались тысячи репортеров со всего мира. Брак продлился всего шестнадцать месяцев. Правда, все четыре брака, имевшие место в жизни Кристины, были очень короткими. Каждый день она разочаровывалась в муже все больше и больше. Все обольстительные манеры после штампа в паспорте исчезли.

Поняв, что ее используют, гречанка из Москвы уехала. После этого ее мучила тяжелая депрессия. Она еще раз пыталась выйти замуж, но счастья так и не нашла. В 37 лет при невыясненных обстоятельствах она погибла. И многие считают, что здесь снова не обошлось без спецслужб, на этот раз американских. А у Каузова все сложилось прекрасно. После развода он получил два танкера и непатриотично эмигрировал в Англию.

Если наша женщина заводила роман с иностранцем, то сотрудники КГБ начинали следить за обоими. И спрятаться от граждан с Лубянки было просто невозможно. Первым делом квартира и телефон гражданки ставились на прослушку. Спецтехника для слежения устанавливалась, пока женщины не было дома. Подозревая всех иностранных граждан в шпионаже, наши чекисты пытались упредить разглашение государственных тайн, даже если барышня никакого отношения к ним не имела.

На улице, в кафе, в кинотеатре – куда бы ни двинулась влюбленная пара, за ней все время тащился хвост. В конце каждого дня сотрудник «конторы» писал отчет, например: «Сегодня объекты гуляли на Чистых прудах. Он угощал ее мороженым. Было три поцелуя».

Наши власти все время пеклись о престиже страны и о том, как выглядит наше лицо на международной арене. Поэтому относились к каждой интернациональной паре очень серьезно.

Эстонку Эве Киви называли «нашей Брижит Бардо». Таких красивых блондинок с абсолютно западной внешностью до нее в кино у нас не водилось. Сначала она вышла замуж за моряка – обычного советского человека. Родила ребенка. Жизнь катилась по банальному сценарию, пока Эве не встретила певца из США Дина Рида.

Эве бросила супруга, но предложения от Дина Рида пришлось ждать много лет. Но однажды это все-таки случилось, и она была безмерно счастлива. Надо сказать, что от любого иностранца в ЗАГСе требовалось предъявить документ о семейном положении. И как бы наша власть ни любила убежденного марксиста и исполнителя песни «Белла чао», с Рида тоже потребовали эту справку. Но для этого ему нужно было поехать в США. В шестидесятые годы такая поездка была не самым легким делом. Кроме того, у певца на его Родине были довольно большие неприятности: он был уклонистом от армии, и его ждал трехлетний срок в американской тюрьме.

Эве Киви думала, что ее жениху поверят на слово, ведь его так любили, приглашали в Кремль, часто использовали для пропаганды. И он действительно не был женат. Но она так и не стала женой любимого мужчины. Наши бюрократы испугались того, что он все-таки мог оказаться женатым, и тогда американская пропаганда раздула бы скандал, заявив, что в Советском Союзе разрешено двоеженство.

Таких сломанных судеб было много. Киви любила Рида больше всех на свете, но семью с ним создать ей не дали. И он без нее не стал счастливым человеком. Через несколько лет, уже женившись на другой и проживая в ГДР, певец покончил жизнь самоубийством.

В семидесятые в Москве появляются заграничные бизнесмены, а с ними и валютная проституция – явление до того невиданное. Интердевочки работают в «Интуристе», «Космосе» и «России» - самых больших столичных гостиницах, в которых под присмотром органов селят заграничных гостей.

У иностранцев в советской столице просто разбегались глаза от обилия женской красоты. Слово «русская» на Западе в те годы навсегда стало синонимом слова «красивая». «Мы сами не понимаем, в какой потрясающей, уникальной стране живем, - рассказывает продюсер Александр Стефанович. - В одном отношении наша страна превосходит все страны Европы и, может быть, даже всего мира. Возвращаясь из Парижа и попадая на Тверскую улицу, я просто брожу с открытым ртом, когда вижу, какие красавицы ходят по нашей столице».

У нас задерживались только те иностранцы, которые были способны вжиться в нашу косную экономическую систему, расположить к себе все ветви власти и, само собой, КГБ. Таким был Бабек Серуш. Иранский курд занимался внешнеторговыми операциями и вел переговоры на самом высоком уровне.

Наша страна экспортирует в огромных количествах не только товары народного потребления, но и оружие. И в гонке вооружений нуждается в более передовом оборудовании и западных технологиях. Но капиталистические страны накладывают на них эмбарго, ведь идет холодная война. Вероятно, Бабек Серуш помогал СССР обойти эти препятствия. Его помощь была оценена по достоинству - за короткий срок он стал очень богатым человеком.

Родился он в Иране, был сыном одного из лидеров местной компартии «Туде». Он вырос в специальном детдоме в Иванове, который называли «Интердомом», в нем росли дети иностранных коммунистов. Потом был бедным студентом, ничего особенно, пока вдруг не стал сказочно богатым, рассказав всем, что якобы получил огромное наследство от умершего в Иране дяди.

Наталья Петрова, так тогда звали его будущую жену, была уже кинозвездой. Правда, сыграла она к моменту знакомства с иранским миллионером лишь в одном фильме, но главную роль. Это была знаменитая картина «Руслан и Людмила» 72 года.

С Бабеком ее познакомили друзья, и он сразу поразил ее воображение, будто воплотившийся в реальность сказочный принц. Но и московские красавицы умели поражать. Они тогда все учились в вузах или уже имели дипломы, могли поддержать беседу об искусстве и политике. Казалось, что они выросли в семьях аристократов. Это был удивительный фокус советского воспитания. Музицирование, изящные манеры, иностранные языки. Поэтому ничего удивительного, что иностранцы, попадающие в Москву, западали на наших русских красавиц и души в них не чаяли.

Оставалось только украсить русскую любовь бриллиантами и приодеть. Наталья сразу начала получать от Бабека щедрые подарки, в частности, стала обладательницей первого в СССР спортивного BMW. Он был не только щедрый к своей любимой, но и умел дружить. Двери его роскошной дачи были открыты для всех в любую минуту. К примеру, его другом был Владимир Высоцкий. А Стефанович и Пугачева, не найдя, где отметить свое бракосочетание, приехали именно к Серушу и гуляли здесь до утра. 

Наталья после знакомства с Бабеком снялась только в одном фильме, да и то в эпизоде. Это именно она сыграла официантку, с которой Фокс танцует, а потом выбивает ее телом окно. Поженились они только через пару лет совместной жизни. Бабек не сразу предложил ей официальную регистрацию отношений. Ему тоже пришлось получить в Иране справку о том, что он холост. Стоило это даже такому могущественному и богатому человеку много денег и нервов. 

В начале девяностых Бабек Серуш понял: все только начинается. Он стал активно заниматься бизнесом. Но неожиданно для всех друзей и деловых партнеров он умирает от менингита. Правда, многие из его окружения придерживаются версии убийства. Он чересчур много знал, чересчур большие деньги помог заработать самым высокопоставленным лицам.

Иностранцы, приехавшие на заработки в СССР в девяностые, уже четко понимали: здесь много денег, но трудно выжить. И сегодня здесь работают либо самые алчные, либо авантюрно настроенные любители адреналина, либо безгранично любящие русских жен.

 
 
Яндекс.Метрика