Повседневная жизнь населения Полесской области в условиях оккупации (1941-1944 гг.)

Жизнь под оккупацией

оккупация в Полесье

Полесская область с центром в городе Мозыре была образована постановлением ЦИК БССР от 15 января 1938 года. Накануне войны в ее состав входило 17 районов. С 28 июня 1941 г. территория области стала ареной военных действий. Несмотря на мужественное и героическое сопротивление со стороны красноармейцев, враг быстро продвигался на восток. В конце июня 1941 г. немцами был оккупирован Глусский район, в июле - Домановичский, Парицкий и Петриковский. Большая часть Полесской области была захвачена в августе, последним - 3 сентября - попал под власть врага Лельчицкий район.

 

Осенью 1941 г. фашистскими захватчиками был проведен территориально-административный раздел БССР, нарушивший телесность республики. Территория Полесской области вошла в состав двух рейхскомиссариатов и так называемой «области армейского тыла». Мозырь, Петриков, Лельчицы, Ельск, Комарин, Брагин были включены в северную часть генерального округа «Житомир» рейхскомиссариата «Украина», северные районы отошли к генеральному округу «Беларусь» рейхскомиссариата «Остланд». Другие районы Полесской области были отнесены к так называемой «области армейского тыла» группы армий «Центр».

 

Установление «нового порядка» началось с создания властных структур. Территория Советского Союза, захваченная немцами, подчинялась как военной, так и гражданской администрации. Руководство всем гражданским населением принадлежало рейхскомиссариатам, которые в свою очередь, делились на генеральные и областные комиссариаты. Административный аппарат на территории рейхскомиссариатов в основном состоял из немецких гражданских служащих. В качестве вспомогательных местных учреждений оккупанты создавали городские и районные управления во главе с начальником района или бурмистром города. Так, в Мозыре были образованы областные оккупационные власти: гебитскомиссариат, контрразведывательные и карательные органы — полиция безопасности и СГ, опровергруппа 115. Городская управа являлась вспомогательным органом городского комиссариата. Отделы управления дублировали названия отделов городского комиссариата. Управление без санкции и ведома городского комиссариата не имело права решить ни одного вопроса. Городской комиссар являлся шефом управления, а каждый из начальников отделов комиссариата — шефом соответствующего отдела управления. Мужским населением Мозыря был избран бурмистр. Представители местного населения привлекались к работе в отделах городского управления, из них была сформирована вспомогательная полиция, штат которой в сентябре 1941 года составлял 38 человек, в тюрьме работало 18 человек.

 

Власть на территории, входившей в т. наз. «область армейского тыла» находилась в руках военных и полицейских формирований. Высшим органом вермахта на этой территории был штаб тыла армий «Центр». Военно-административные функции выполняли полевые и местные комендатуры, которые наделялись всей полнотой власти в зоне своей деятельности.

 

В начале оккупации, властными структурами проводилась достаточно гибкая политика по отношению к местным жителям и предпринимались определенные меры по привлечению части их на свою сторону. В документах, составленных работниками Народного комиссариата государственной безопасности и Народного комиссариата внутренних дел, датируемых концом 1941-началом 1942 г. обращалось внимание на то, что на территории, находящейся вблизи фронта немцы «заигрывают» с населением, не так сильно грабят, все свои мероприятия проводят через старост... второе положение наблюдается после продвижения германского фронта на 100-150 км. Здесь начинается форменная «грабиловка».

 

Между тем, с первых дней оккупации нацисты стремились запугать местных жителей. Об этом свидетельствовало содержание объявлений и приказов «новой» власти, которые предусмотрели: «за не сдачу оружия-расстрел, за укрывательство воинов Красной Армии-расстрел, за неявку на работу-расстрел, за неподчинение немецким властям-расстрел». С продолжением времени появились уточнения, что «за одного убитого немца будет расстреляно 100 человек населения, а за одного раненного немца - 5 человек».  И это были не просто угрозы. В Мозыре, на центральной площади, смертная казнь по отношению к семье Лутцев, поддерживавшей связь с партизанами, была приведена уже в сентябре 1941 г.

 

С осени 1941 г. нацистское руководство проводило тактику тотального использования оккупированной территории Беларуси как одного из хозяйственных объектов колониальной политики на востоке. Хозяйственным штабом «Ост» был объявлен лозунг «Хлеб только за работу». Местному населению планировалось провести только минимум продуктов необходимых для существования и выполнения трудовой повинности. На всей территории Беларуси была введена карточная система распределения питания, которая контролировалась продовольственными отделами местных управлений. Нормы продуктов питания устанавливались немецкими властными структурами. Была введена прописка населения, которая делалась путем отметки в паспорте или выдачей справки на немецком языке. На оккупированной территории в качестве документов, которые удостоили личность, действовали советские паспорта, метрические справки, справки, которые были ранее выданы сельскими советами. Все мужчины должны были пройти регистрацию по их специальностям.

 

Карточная система снабжения продуктами питания была важным инструментом к привлечению населения к работе и для контроля за ее качеством. Для пенсионеров, инвалидов составлялись отдельные списки, по которым они обеспечивались продуктами по более низким нормам, чем работающие. Было лишено права на нормированное продовольственное обеспечение еврейское население не получали карточек крестьяне, которые были объявлены на «самообеспечении».

 

Пищевые нормы с продолжением времени оккупационными властями уменьшались. Так, руководитель главной группы по питанию и сельскому госгиодарцу в Восточном министерстве Ханс-Иоахим Рикке в своем письме в отдел продовольствия и сельского хозяйства при рейхскомиссариате Украины в апреле 1942 г. сообщал: «Потребления продовольствия самой Украиной должно быть решено в последнюю очередь, так как в наступающую зиму речь совершенно ясно идет о том, следует ли снизить пайковую норму в Германии на еще более недопустимую величину или пусть голодают некоторые украинцы». Надо отметить, что нормы выдачи питания в рейхскомиссариате «Украина» были несколько выше, чем в Генеральном округе «Беларусь», а наиболее плохо обеспечивалось население в тыловой зоне группы армии «Центр».

 

На территории Генерального округа Житомир зимой и весной 1942 г. проводилась земельная реорганизация и велись работы по созданию сельскохозяйственных обществ по землепользованию.

 

С целью использования советских людей, оказавшихся под оккупацией, для работы в Германии, пропагандировался немецкий образ жизни. Обещали хорошие условия жизни, высокие зарплаты, социальную защиту. Семьям лиц, которые добровольно подались на работу в Германию, выплачивалась определенная помощь. Но, таких желающих было немного. В немецких документах отмечалось, что «наблюдается крайне отрицательное отношение к отправке на работу в Германию. Положение ... таково, что каждый всеми средствами старается избежать вербовки (притворяются больными, бегут в леса, подкупают чиновников и т. д.). О добровольной отправке в Германию уже давно не может быть и речи». В Национальном архиве Республике Беларусь хранится дневник К. Ермилова-одного из руководителей антифашистского подполья в г. Калинковичи, который содержит интересные сведения о повседневной жизни города и окрестных деревень. В записях, датируемых апрелем 1942 г., сообщалось следующее: «Всю молодежь в Калинковичах мобилизуют в Германию на работу. Поэтому, чем ехать на тот мир, решил пристроиться где-нибудь здесь. О Германии рассказывают незавидное. А люди знают, некоторые были там, и говорят-лучше пропадать у себя на Родине, чем ехать на верную гибель».

 

В связи с тем, что добровольцев ехать на работу в рейх было немного, нацисты приступили к принудительной отправке населения. С этой целью они начали проводить облавы: оцеплялись целые городские районы, улицы, кинотеатры, рынки, предприятия и т.д. Для достижения поставленной цели немцы использовали и другие средства. Так, в Мозыре они выносили на площадь патефон, крутили пластинки, а когда собиралась толпа, его окружали солдаты и арестовывали людей, в первую очередь молодежь. Лиц, которые были захвачены во время проведения этих операций, на несколько дней помещали в пересыльные лагеря, где их «сортировали» по профессиям, возрасту, состоянию здоровья, а потом грузили в вагоны и направляли в Германию.

 

Участниками антифашистского движения предпринимались определенные меры, чтобы сорвать планы немцев по использованию советских людей в качестве принудительной рабочей силы для германской экономики. Так, усилиями мозырских подпольщиков, все учителя города и района были взяты на учет и закреплены за определенными школами, что спасло их от вывоза в рейх.

 

С первых дней оккупации на территории области начали действовать партизанские отряды и подпольные организации. Ярким свидетельством этого, является тот факт, что первыми Героями Советского Союза среди партизан СССР уже 8 августа 1941 г. стали организаторы и руководители партизанского движения на территории Октябрьского района Полесской области Ц. Бумажков и Ф. Павловский.

Значительная работа в становлении и деятельности подпольных групп, партизанских соединений была проведена партийным и советским органам. Представители широких слоев общества принимали участие в антифашистском движении, это в первую очередь было связано с тем, что как свидетельствуют архивные документы, «настроение населения в оккупированных немцами районах к советской власти надо сказать патриотическое».

 

Однако, процесс становления антифашистского движения на первом этапе своего развития соприкоснулся с определенными трудностями. Это было связано с тем, что в начале войны часть местных жителей относилась к партизанам и подпольщикам настороженно. Так, в рапортах сотрудников госбезопасности (декабрь 1941 г.) сообщалось, что основная масса партизан в Петриковском районе «стояла в стороне ада партизан, в лучшем случае держалась нейтрально и необходимой помощи не оказывала. В ряде случаев партизан некоторых деревень было настроено к партизанам откровенно враждебно и рассматривало их с точки зрения немецкого взгляда». Немецкой пропагандой партизанам приписывалось все, что плохо, в том числе и все расстрелы на дорогах, которые были совершены немцами. В немецких источниках партизан называли только «бандитами» и «преступниками», деятельность которых была направлена против «мирного населения сел и деревень». Кроме этого, как отмечал руководитель Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко «для того чтобы вызвать междоусобицу между самими партизанами, немцы кое-где организовали лжепартизанские отряды, грабящие партизан под видом партизан. В немецких противопартизанских школах преподавался агентам специальный предмет - «Меры по озлоблению населения страны».

 

На оккупированной территории шла острая идеологическая борьба. Нацисты говорили о победах своих войск, о скором падении Москвы и Ленинграда, всячески одобряли оккупационный режим. Распространяли слухи, что Япония начала войну с СССР. На территории Полесской области немцы издавали газеты «Новый Путь» и «Мозырские вести», но эти и другие издания спросом и авторитетом у партизан не пользовались. Об этом свидетельствует и письмо старостам района, в котором указывалось, что «по проезду по Мозырскому району господина заместителя гебиткомиссара установлено, что высылаемые комиссаром плакаты вами не вывешиваются, а лежат в канцелярии волости,  а частично, используются вообще на бумагу».

 

Подпольщики и партизаны старались рассказать населению правду о событиях на фронте, призывали людей и борьбы с врагом. С 1941 г. началось распространение партизанами среди жителей сводок Совинфорбюро. Подпольными органам на территории государства издавались газеты и печатались листовки, в которых сообщалось о событиях на фронте, победах Красной Армии и преступлений фашистов. Только за сентябрь-октябрь 1943 г. усилия Полесской областной подпольной партийной организации было издано 15 номеров областной газеты «Большевик Полесья» общим тиражом 9 тыс. экземпляров, 51 номер районных газет тиражом 11,2 экземпляров, 14 названий листовок, общее количество которых составило 9 тыс. экземпляров.

 

Значительную роль в идеологической борьбе сыграли газеты, журнала, книги, доставшиеся из «Большой земли». Один из руководителей Мозырского подполья А. С. Муравьев, в своих воспоминаниях рассказывал, что «в феврале месяце 1942 приносят мне газету «Правда», где был напечатан доклад И. В. Сталина «о 24-й годовщине Октябрьской революции». С какой жадностью и трепетом, вниманием и надеждой прочитали вслух этот доклад все члены моей семьи ... трудно переоценить какое влияние оказала эта газета на советских людей оккупированного, но не свергнутого на колени города».

 

Одним из головных направлений фашистского режима являлась праведность политики геноцида. В Полесской области партизан уничтожали, как и по всей оккупированной советской территории: во время проведения карательных операций, в лагерях смерти, тюрьмах, гетто и т.д. В документах, хранящихся в Национальном архиве Республики Беларусь, сообщается о том, что в декабре 1941 г. в Полесской области находились карательные отряды в районах: Калинковичском, Хойникском, Василевичском, Лоевском, Речицком, а также г. Мозыри. Эти отряды состояли из «отборных немецких солдат и полиции».

Первые из карательных операций на территории Полесской области были проведены летом 1941 г. Начиная с весны 1942 г. они стали носить систематический характер. В марте-апреле 1942 г. на территории Октябрьского, Глусского районов Полесской области, а также ряда других областей республики проводилась карательная операция «Бамберг». Во время ее проведения на территории Полесской области было уничтожено около 90 населенных пунктов. Среди наиболее крупных карательных операций, произошедших на территории Полесской области были операции № 6 и № 20, «Гольфельд» в августе 1942 г., «Горнунг» и «Русалка» - в феврале-марте 1943 г., «Освящение храма», «Барбара» — в октябре 1943 г., «Марабу» — в мае 1944 г..

 

На территории области существовали лагеря военно-пленных с неустановленными классификационными признаками в Житковичах, д. Макаровичи Петриковского района, г. Мозыри, Петрикове, д. Черные Броды Октябрьского района. Архивные документы свидетельствуют об уничтожении красноармейцев и в других населенных пунктах Полесской области.

 

В Азаритских лагерях смерти в течение марта 1944 г. было уничтожено около 18 тыс. человек. советских граждан. На территории Октябрьского района в марте 1944 г. было создано четыре концентрационных лагеря для гражданского населения. Первый находился около д. Микуль-городок, второй-около д. Рудобелка. Третий лагерь был расположен в трех километрах от д. Порослище. Лагерь просуществовал семь дней, однако за это время здесь было уничтожено около 900 человек, часть порабощенных отправлено в Озаричи. Узников лагеря, созданного возле д. Дербин, немцы использовали в качестве рабочей силы для строительства оборонительных объектов.

 

В Калинковичах действовали три лагеря в которые по принуждению сгоняли советских людей, а после в закрытых вагонах отправляли в Германию. Отсюда весной 1942 г. было отправлено около 400 человек, весной 1943 г. - 600, осенью 1943 г. - 300 человек. Лагеря для гражданского населения существовали в Мозыре, Турове, Хойниках и других населенных пунктах.

 

Нацисты проводили своеобразную фильтрацию населения по национальному признаку, социальному происхождению. Особенно от «нового порядка» страдало еврейское население. Сам факт принадлежности к еврейскому народу предопределял судьбу человека. В августе 1941 г. в г. п. Лельчицы прибыл отряд гестаповцев, который уничтожил во рве в урочище Загорье 790 евреев, взрослых расстреляли, детей бросали в рев живыми. в Глуске было убито около 3000 евреев, в Петрикове — 450, в Мозыре по ул. Володарского. Ромашов ров-1500 человек и т.д..

 

Уничтожалось население и в тюрьмах. Так, Чрезвычайной Государственной комиссией по выявлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в Мозыре, возле бывшей тюрьмы СГ, были найдены пять сохранений, где находились останки 275 человек.

 

По разным данным на территории области были уничтожены десятки тысяч человек, но назвать точную цифру потерь сегодня по ряду причин невозможно. Чрезвычайной Государственной комиссией по Полесской области было установлено, что немецко-фашистские захватчики уничтожили на территории области 37981 мирных граждан и 3120 военнопленных, свыше 28 тысяч было вывезено на принудительные работы. Но, эти данные касаются только четырнадцати районов области из семнадцати. Октябрьский, Глусский, Паричский районы осенью 1944 года были включены в состав Бобруйской области.

 

По данным энциклопедического издания «память  Беларусь». Республиканская книга» общие потери населения по 17 районам области составляют 51 542 человека. Однако, эта цифра также вызывает сомнение, в связи с тем, что часть убитых и замученных людей в нее не включена. Так, Азарицкие лагеря смерти были созданы на территории Домановичского района, сегодня Озаричи входят в состав Калинковичского района. Однако, в общее количество потерь населения по Калинковичскому району (1550 человек), а также и по Домановичскому району (869 погибших), несколько тысяч погибших в этих концлагерях не вошли.

 

Еще сложнее обстоят дела с сельскими населенными пунктами, которые в результате территориально-административных реформ, произошедших в послевоенное время, передавались из района в район. В качестве приклада можно привести В. Малодушие. Во времена войны она входила в состав Хойникского, теперь относится к Речицкому району. Согласно архивным документам здесь в течение оккупации было уничтожено 200 военнопленных и свыше 500 мирных жителей, а в Республиканской книге «Память» о потерях гражданского населения в годы Великой Отечественной войны по Малодушскому сельсовету данных вообще нет.

 

Значительные потери войной были нанесены и народному хозяйству Полесской области. Они оценивались в 5 млрд. рублей. Много времени и средств понадобилось, чтобы восстановить экономический потенциал области, а вернуть к жизни погибших и замученных было невозможно. Нельзя было и исправить множество тех, кто потерял во время военного лихолетья своих родных и близких. Поэтому сегодня, в начале XXI в. нужно помнить о героях и жертвах войны и стремиться все проблемы, возникающие в мире решать только мирными средствами.

 

Козак К. И. Формы германского оккупационного административного территориального деления Беларуси / трагическое лето 1941: напоминание истории. Мотер, междунар. научно-теор. конференции. - Соч., 2001.

Гомельско областной государственный архив. 1821, воп 1, спр.9, л. 170,л. 514.

Новиков С. Особенности военно-экономической истории белорусского Полесья. Ист. журнал. - 2004. - №6.

Национальный архив Республики Беларусь. Ф. 4п, воп. 33а, спр. 63.

Зональный дояржевный архиву г. Мозыри (далее-сдам) Ф. Ф286, воп. 1. спр.34.

НАРБ 1344, воп. 1, спр.9.

Беляев А. В. Роль коллаборационной местной вспомогательной администрации в производстве населения оккупированных территорий Беларуси в годы Великой Отечественной войны(1941-1945 гг.) / / Славянский мир: прошлое и современное: материалы Респ. наук. канф., 26 марта. 2004 г.: В 3 ч. Ч 1./ Редкал.: А. П. Житков (гап. Ред.) и др. - Соч.: БГПУ, 2004-258 С.

Война Германии против Советского Союза 1941-1945. Док. экспозиция-Берлин, 1992.

Пономаренко П. К. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. - М.: Сав. Беларусь, 1943.

Память: Ист.- дак. Хроника Мозыря и Мозырского р-на / Уклад. М. А. Копач, В. Р. Ференц; Мает. Э. Э. Жакевич. - Соч.: Мает, лит., 1997.

Советская Белоруссия. - 1966. - 22 марта.

Тозик А. А. В дни суровых испытаний: Укрепление рядов КП(б)б в условиях подполья в годы Великой Отечественной войны (1941-1944). - Соч.,1981.

Нацистская политика геноцида и» выжженной земли « в Белоруссии (1941-1944) /Редкол.: Лобанок В. Е. и др. - Соч., 1984.

Беларусь в Великой Отечественной войне. 1941-1945: Энц./ Редкал.: И.П. Шемякин (гал. Ред.) и др. - Соч., 1990.

Лагери советских военнопленных в Беларуси 1941-1944. Справочник / Авт.- сост.В. И. Адамушка и др. Науч. Ред. В. И. Адамушко. - Соч., 2003.

Сдам. Ф. 310, воп.1, спр. 10.

Ботвиник М. Б. Памятники геноцида евреев Беларуси. - Соч., 2000

Трагедия евреев в Белоруссии (1941 — 1944). Изд. 2, испр. и дополн./ Сб. документов и материалов. Отв. ред Черноглазова р. А. - Соч., 1997.

Сдам. Ф. 310, воп. 1, спр. 15.

Память. Беларусь. Республиканская книга: Энц./ Б. И. Сачанка (гал. Ред.) и др. - СОЧ, 1995.

Сдам. Ф. 130, воп. 1, спр. 20.

Седьмая сессия Верховного Совета БССР. 3-5 июля 1945 г. Стенографический отчет. - Соч.: Госиздат БССР, 1947.

Автор: Т. А. Никитина

Источник: Беларусь и соседи : исторические пути, взаимодействие и взаимовлияние: материалы Междунар. наук. канф, 28-29 вереск. 2006 г. / Гомел. гос. ун-т имени Ф. Скорины, Ист. фак. ; редкал . : Р. Р. Лазько (Галл. Ред.)[ и др.]. В. 244-250.

 
 
Яндекс.Метрика