Стр. 75-78 Пионер 1955 №4 ( О мальчике "Хочу-не хочу") - ЧИТАТЬ

 Старые советские ЖУРНАЛЫ

О мальчике "Хочу-нехочу")"Хочу домой", - хнычет Витя.

О мальчике "Хочу-не хочу"

М. Лесков, капитан теплохода "Академик Крылов"

Об этом мальчике мне рассказывал его родственник--мой хороший знакомый. Рассказывал, сокрушаясь:

- И ведь способный паренёк. Неглупый. Хорошим человеком стал бы... Если бы хотел...

Но Витя - не будем всё же называть его фамилии,- видно, никак этого не хочет. А хотеть или не хотеть для Вити важнее всего. "Хочу", "не хочу",- так объясняет он все свои поступки. "Не хочу",- решает Витя и убегает с урока. "Хочу",- и вот уже вырван у девочки портфель и заброшен высоко на шкаф. "Хочу",- и перед Витей пирамида из чернильниц, собранных со всех парт. Раз, два, три - пирамида рушится, заливая чернилами Витю и соседей. Пусть потом мамы мучаются, отстирывая рубашки и фартуки. Что до этого Вите?!

"Хочу", - и вот уже портфель заброшен на шкаф."Хочу", - и вот уже портфель заброшен на шкаф.

Будем справедливы: появляются у Вити подчас и добрые желания. Вот, например, вожатая сказала, что хорошо бы убрать из зала украшения, оставшиеся после школьного праздника, и Витя тотчас кинулся убирать их.

- Зачем же сейчас?.. Сейчас в зале начнутся физкультурные занятия... Это надо сделать позднее, после уроков...

- Нет, уж лучше сейчас,- ответил Витя.- А то я ещё расхочу.

И правда, добрые желания у Вити держатся недолго. Недавно, скажем, он записался в драмкружок и врял на себя довольно большую роль в постановке. На первой репетиции он прямо-таки горел желанием играть на сцене. К концу второй репетиции заскучал и куда-то исчез, а на третью - вовсе не явился... Расхотел, и всё тут!.. А что из-за этого нарушается работа всех драмкружков- цев - не его печаль!..

На этот раз ребята возмутились, и в стенгазете появился фельетон о мальчике "Хочу - не хочу" с довольно выразительной карикатурой, в которой нетрудно было узнать Витю. В фельетоне высмеивалась разболтанность и неумение довести дело до конца...

- Ах, так! - решил Витя.- А вот посмотрим, умею я или не умею!

И он действительно довёл до конца одно "дело": уговорил ребят уйти с дополнительных занятий. Одних соблазнил новой' кинокартиной, другим попросту пригрозил кулаком (Витя вообще любит пускать в ход кулаки), третьих убедил, что дополнительные занятия - вещь необязательная.

- Зачем же ты это сделал? Ведь ты им навредил...

- А мне что?!

- И что бы ни говорили ему педагоги и товарищи, Витя никого не слушает,- рассказывал мой знакомый.- Должно быть, думает, что проявляет характер. А ведь мечтает стать полярным лётчиком или, вот как вы, капитаном...

Мне захотелось взглянуть на Витю, и я попросил моего знакомого прислать его ко мне под каким-то предлогом. И вышло так, что как раз в этот день ко мне забрёл в гости один мой друг с нашего теплохода.

 "Хочу домой", - хнычет Витя."Хочу домой", - хнычет Витя.

Витя явился почти точно в назначенный час: должно быть, встреча с капитаном его заинтересовала. На вид мальчик "Хочу - не хочу" был самым обыкновенным вихрастым пареньком-шестиклассником. Взгляд у него был какой-то вялый и даже сонный.

Взгляд этот стал значительно живей, когда мы с другом за чаем начали вспоминать разные случаи из нашего последнего плавания. Это был интересный рейс... За год наше торговое судно "Академик Крылов" проделало около сорока двух тысяч миль. Мы побывали у берегов Китая, заходили в Сингапур, повидали порты Италии, Франции, Англии, Польши, Бельгии, Голландии... Попадали мы в серьёзные штормы и в бури... Но за чаем, как водится, больше приходили на ум мелкие весёлые происшествия. Мы, смеясь, вспоминали о том, как в иллюминатор, прямо на койку к мотористу, влетела, трепеща плавничками, летающая рыбка; о коте Ваське,

который родился на теплоходе и, попав первый раз на сушу, испугался травы; о встрече Нового года в тропиках...

Витя совсем оживился. "Вот здорово! Вот хорошо!" - восклицал он поминутно, и по лицу его видно было, как хотелось бы ему побывать на нашем месте.

- А что, если бы мы взяли этого паренька с нами в плавание? - спросил меня, подмигнув, мой друг.

* * *

И вот вообразите, что случилось невероятное, и Витя "Хочу - не хочу" отправился с нами в далёкий рейс...

...О борта теплохода, пенясь, бьёт зелёносиняя волна Тихого океана. Термометр показывает пятьдесят градусов выше нуля. В каюте, на койке, томится Витя. Теперь он сам может ощутить всю "прелесть" тропиков... Шумят вентиляторы, но тёплый воздух не приносит облегчения. Вздыхая, Витя выходит на палубу, под палящее солнце.

"Хочу домой..." - шепчет Витя, но домой нельзя: кругом океан. В раздражении Витя дёргает за хвост подвернувшегося кота Ваську: надо же на ком-то сорвать злость!

А люди вокруг работают. Спокойный и невозмутимый стоит в своей рубке капитан. На ходовом мостике вахтенный штурман и рулевые следят за тем, чтобы судно шло по курсу, не делало лишних поворотов... Спустившись вниз, Витя заглядывает в машинное отделение и тут же отскакивает от двери: оттуда так и пышет жаром. В такие дни в машинном даже у наших крепких, закалённых моряков подчас темнеет в глазах и тяжело колотится сердце. Но бесперебойно работает управляемое ими сердце теплохода - моторы в 4 600 лошадиных сил.

Не много прохладней и в камбузе. Всё же повар в белом халате и шапочке не покидает своего поста. Он хочет состряпать обед, который было бы приятно есть и в такую жару.

Приходит вечер. Жара почти не спала. Рабочий день для всех, кроме вахтенных, окончен. Но жизнь на судне не затихает. Витя заходит в красный уголок и невольно делает шаг назад: уж не попал ли он обратно в школу? На столе лежат хорошо знакомые учебники: арифметика, грамматика, хрестоматия. Но за столом сидят взрослые люди, матросы. Это ученики заочной средней школы, они готовят уроки. У одного из матросов, видимо, не ладится с задачей, ему терпеливо разъясняет её второй механик. И с "ученика" и с "учителя" градом струится пот.

Повар Пётр Николаевич мог бы после ужи

на уйти отдыхать, но он всё ещё в душном камбузе. Он печёт огромный пирог.

- Разве завтра праздник? - спрашивает Витя.

- День рождения,- отвечает повар.- Второму механику тридцать стукнет.

- Ну, а вам-то что? - спрашивает Витя.- Охота вам здесь париться?!

- Как же это? - удивляется повар.- Мы здесь, в море, день рождения каждого товарища празднуем... А уж охота или не охота-разве это разговор? Надо,-стало быть, и охота.

"И как это он может? - думает Витя.- И отчего они такие спокойные, весёлые?.."

Хмурый выходит он из камбуза и сталкивается с капитаном.

- Ну и вид у тебя! - говорит, оглядев его, капитан.- Это, верно, потому, что ты слоняешься без дела. Надо будет дать тебе работу... Займись-ка ты тем, чем и я занимался в юности... Назначаю тебя дневальным.

И вот Витя - "дневальный". На его обязанности мыть посуду и накрывать на стол, за которым обедает команда.

Шесть утра. Все ещё спят. Кроме вахтенных, в этот час на нотах только те, кто обслуживает экипаж теплохода: повар, его помощник, буфетчик... В кают-компании буфетчик расставляет на столе тарелки и приборы.

Но в столовой, где должен хозяйничать Витя, ничего не подготовлено к завтраку. Витя "Хочу - не хочу" сладко спит в своей каюте.

Витя застыл на пороге...Витя застыл на пороге...

- Вставай! - стучит в дверь вахтенный.

- Я спать хочу! - отвечает Витя.

- Вставай! Седьмой час!

Витя приоткрывает глаза. Конечно, надо бы встать... Но спать так хочется! А Витя ведь привык делать только то, что ему хочется. "Полежу ещё. Совсем немножечко".- решает он и снова закрывает глаза.

 Витя кое-как одевается и кидается в столовую.Витя кое-как одевается и кидается в столовую.

...Семь часов. Матросы и мотористы, свежие, подтянутые, весело направляются к столовой. Только сейчас вскакивает Витя. Он кое-как одевается и кидается в столовую.

Витю встречает грозное молчание.

-o Эх ты... моряк! - произносит наконец один из матросов и показывает на пустой, не- накрытый стол.- Такого позора ещё никогда не случалось на нашем теплоходе...

...Вечереет. Витя моет посуду. Сегодня он решил сделать всё на совесть: пусть завтра утром все увидят, на что он способен.

В дверь заглядывает повар.

- Смотри не забудь расставить посуду по местам... Свежеет. Может начаться качка.

- Хорошо, Пётр Николаевич,- отвечает Витя.- Вы на палубу?

?- Да. Пойду погляжу, как ребята играют в волейбол.

Вите тоже хочется взглянуть на волейбол. Но... нельзя. Вздыхая, он медленно, неумело перетирает тарелки.

Горка чистых тарелок высится на столе. Теперь надо расставить их по полкам так, чтобы они не стукались друг о друга. Быстро этого не сделаешь. А с палубы доносятся смех и весёлые возгласы. "Нельзя, никак нельзя",- твердит себе Витя. Но ему так хочется на палубу! Желание всё растёт. А ведь Витя всегда слушался только своих желаний... "Расставлю потом. Ещё даже лучше расставлю!" - решает он и бежит наверх.

...Стремительно летает над палубой мяч, хитроумно подвешенный на длинной верёвке. Вокруг играющих стоят, волнуясь, болельщики. Витя присоединяется к ним.

...Чуть свет Витя уже на ногах. Предвкушая, как будет сегодня удивлена команда, спешит он к столовой, открывает дверь и... застывает на пороге. На полу груда черепков. Это тарелки, которые он не убрал вчера...

- ...Не хочу работать на кухне! - говорит Витя капитану.- Хочу быть матросом!

И опять происходит немыслимое: капитан

соглашается с просьбой Вити. Вите поручают \ следить за люками, чтобы они были хоро- ) шенько прикрыты брезентом. Это очень важно: если волна зальёт люк, может погибнуть | не только груз, но и весь теплоход.

На море разыгрывается ветер, того и гля- 5 ди начнётся настоящий шторм. А Витя в это j время увидел, что в нашей стенгазете > "Шкрябка" на него нарисовали смешную карикатуру. И тогда он...

- ...Я знаю, что вы сейчас скажете! - перебил на этом месте моего друга Витя. (Потому что ведь все приключения Вити на j теплоходе выдумал мой друг - большой любитель рассказывать или, как говорят у нас, "травить" всякие истории.) - Вы скажете, что я отвлёкся и нечаянно потопил судно... Но я ведь понимаю, что корабль не школа, это - > совсем другое дело... И вообще всё это | неправда!

Конечно, в рассказе моего друга много  неправды, выдумки. Начать с того, что мы не берём ребят на судно, у нас служат только взрослые люди. Но в самом главном и основном эта история - всё-таки правда.

Правдиво в ней то, что Витя или же другой, похожий на Витю паренёк может и в самом деле со временем оказаться в подобном положении. Напрасно Витя считает, что между поведением в школе и "взрослой" жизнью лежит какая-то пропасть. Трудно, ох, как  трудно измениться тому, кто с детства приучил себя подчиняться только своим неразумным, эгоистическим желаниям! Воля у него вялая, дряблая... Из мальчика "Хочу - не ? хочу" может вырасти расхлябанный, не умеющий управлять собой, никчёмный человек.

Попадали такие люди и к нам на теплоход. Одного нам удалось постепенно перевоспитать, и после длительных усилий он всё же взял себя в руки... А с другим пареньком пришлось расстаться. Не к месту оказался он в дружном коллективе нашего судна, да и нигде не придётся к месту, если не переломит себя. Из таких вот необузданных, себялюбивых, не привыкших считаться с общими ? интересами молодчиков и выходят неудачники, которые в тягость себе и другим. Немного у нас таких, однако встречаются ещё.

А зачем Вите быть неудачником? Ему, да и другим ребятам вроде него, надо, пока ещё не поздно' взяться за ум... Ведь у вас, друзья, есть все возможности стать счастливцами!

Не теми выдуманными счастливцами, к которым всё само плывёт в руки, а настоящими счастливыми людьми, творцами жизни, завоёвывающими своё счастье в труде и  борьбе.

 

СКАЧАТЬ ЖУРНАЛ

 
 
Яндекс.Метрика