Стр 1-8 "Крокодил" №1 1922 - ЧИТАТЬ

Старые советские ЖУРНАЛЫ

 Рабочая газета

Красный крокодил - смелый из смелых!

ПИСЬМА ЗНАТНОГО ИНОСТРАНЦА

ПИСЬМА ЗНАТНОГО ИНОСТРАНЦА

Мистер Стьюпитхед сводит знакомство с крокодилом.

Дорогие друзья и соотечественники!

Я едва смог опомниться после вчерашней кошмарной ночи. Я чуть не лишился способности речи и торговли. Однако расскажу все по порядку...

Еще с вечера я был в нервном состоянии,— меня давили впечатления дня.  Дело в том, что я днем убедился, насколько правильно утверждение нашего милого „Таймса” о том, что Советы и Коминтерн подрывают наше влияние на Востоке.

В это утро в Москве я видел массу восточных народностей, которые сидят на корточках на каждом перекрестке с целой кучей каких-то банок и шпионят за нами, англичанами. В банках у них, очевидно, динамит. Когда я проходил мимо них, они острым взглядом смотрели мне на ноги, по-видимому готовясь бросить бомбу и что-то говорили о моих штиблетах.

Москва вся кишит этими восточными революционерами. Достаточно прийти куда-нибудь в клуб, как вы только и слышите:—Арап, арапа запускает и т. д. Самих этих арапов я не видел,— очевидно, они сидят где-нибудь в уединении и там вырабатывают свои адские планы (боже, спаси короля).

По улицам ходят восточные женщины-революционерки и упорно хватают вас за руки, требуя деньги и предсказывая последние дни английскому капиталу...

В городе я закупил полный комплект Московских газет, решив вечером основательно познакомиться с советской прессой. Но читать мне не пришлось: я так устал за день, что, едва придя в гостиницу, уснул, как мертвый.

И тут начался мой кошмар...

В полночь газеты вдруг ожили. Первыми выскочили из телеграмм Пуанкаре и наш милый сэр Ллойд-Джордж и, можете себе представить мой ужас, когда я увидел, как этот мясник Пуанкаре на моих глазах перекусил горло сэру Ллойд-Джорджу. Забастовавшие рабочие из разных частей света, выпрыгнув из радио, подняли наглую пляску вокруг моей постели, махая перед моими глазами чем-то красным, словно я был бык, а они матадоры. В ужасе я вскочил с постели. И сразу же попал к красным купцам с Нижегородской ярмарки, которые не спеша вылезли из фельетонов и, ударив меня по голове каким-то трестом, вдруг стали вешать меня и отмеривать, крича:— вот лучший английский товар. Франко — Нижний.

Я метнулся от них и попал в хоровод объявлений, на лету проглотив с десяток сахариновых таблеток самого скверного качества. Какая-то шикарно одетая дама крепко вцепилась мне в ногу, с криком:— ищу квартиру из пяти комнат.
Нагорная молитва Пуанкаре
Я отскочил от нее и вдруг увидал хорошенькую шансонетку с последней страницы, в руках у которой была бутылка вина. Я устремился к ней, чтобы найти успокоение на ее груди. Но мне загородила дорогу колоссальная фигура «Продналога», выползшего из подвала. Продналог засыпал мне лицо отрубями и, встряхнув меня несколько раз за шиворот, рявкнул, как ИЗВОЗЧИК: „Ну, что? Будешь теперь торговать с нами?  Я закричал. Но голос мой звучал глухо и неслышно,— и я с ужасом почувствовал, что нахожусь под стеклянным колпаком «Рабочей Газеты». Вокруг меня метались и выли нэпманы и взяточники.Но избави Нас от Лукавого
Целым дождем посыпались на меня декреты и постановления, а какой-то рабочий с размаху сбил меня с ног, напевая: — Эх! Вырабатывайте сами свои законы,
И здесь появилось самое страшное, что я, когда-либо видел в жизни. «Рабочая Газета» вдруг раздулась, распахнулась и вывалилась на середину комнаты, Прорвав газетные листы, в комнату вылез огромный крокодил и, разинув свою страшную пасть, кинулся на меня. Я не видал таких ни на одной фотографии. Его огромные зубы коснулись меня и……
Я проснулся. Сердце почти не билось, рубашка была совсем мокрая.
И вот даже сегодня, когда прошло целых 12 часов после этого кошмара, я не в состоянии еще прийти в себя.
Что-то будет со всеми нами.
Боже храни короля.
Стьюпитхед Эсквайр.
Крокодил 
НА ЖИВОМ ПОГОСТЕ
Кладбищенский сторож Пафнутий, обходя дозором вверенный его наблюдению погост, усмотрел, что многие ПОКОЙНИКИ вылезли из могил и преспокойно сидят на вольном воздухе.

— Это, по какому случаю? — удивился сторож Пафнутий. — Нетто показано, чтоб усопшим снаружи торчать?..

Один из покойников, Утоплый Труп Мертвого Человека, почтительно ухмыльнулся и произнес:

— Нэп.

— Все нынче это самое слово заладили! — рассердился сторож Пафнутий. — Нэп, нэп, а которое тут до вашей братии кусаемое? Нетто, ежели нэп, то сейчас тебе и всякое антисанитарное безобразие?.. Брысь по местам!

Но Утоплый Труп Мертвого Человека сказал:

.— Тут происходит недоразумение,

гражданин страж! Вы принимаете нас за тех покойников, которые не имеют ничего общего с текущей действительностью: за каких-нибудь действительных статских советников или" колчаков... Это ошибка. Мы — представители живого погоста, представители наиболее прогрессивной и наиболее интеллигентной части кладбища. Вот я, например... Отнюдь не скрывая своего буржуазного происхождения, могу заявить, что я, несомненно, стоял бы почти на советской платформе….. если бы не сидел сейчас на могильной плите! И мы полагаем, что вопрос о нашем исходе из могил и сотрудничестве с...

— Совершенно справедливо-с — перебил Утоплого Трупа в бозе почивший иерей. — Мы не из оных, а из сих, гражданин! Если пожелаете, то я, например, мог бы отслужить панихиду даже по Льву Толстому и записать сего старца, отлученного от старой церкви, в поминовение. Кому желательно, граждане? За вечное поминовение — по миллиону с присутствующего, за однократное — всего по сотне тысяч.., Кто пожелает заказать?

- Обождите, батюшка, — вмешался усопший от несварения желудка профессор: — это успеется! Прежде всего, необходимо констатировать, что без теснейшего сотрудничества с передовой интеллигенцией Советская власть ее справится со своими задачами. Вот почему мы... Должны настаивать на отмене приговора по делу эсеров! — выкрикнул из-за спины усопшего профессора покойник-адвокат.

Покойник коммерсант добавил:

— Главное же представительство в советах!

Покойник-инженер дополнил:

— И приличная тантьема...

А покойник-литератор присовокупил:

— Некоторая свобода печати всех направлений при некотором самоопределении коммунизма, и... Гражданин сторож Пафнутий! Приветствуя в вашем лице представителя местной власти, мы, группа живых покойников, охотно раскрываем вам свои объятия. Пожмите наши честные, прогрессивные руки, гражданин, — и рука об руку пойдем мы с вамп по пути обновления нашей многострадальной родины! Ура! Да, здравствует новая политическая политика!..

Кладбищенский сторож Пафнутий рассказал мне обо всем этом своими словами и закончил:

— Тьфу!..

„ - Ну, а дальше? — спросил я.— Что ж вы?

Сторож Пафнутий еще раз сплюнул и сказал:

Да, что ж я... Прицыкнул маленько и приказал, чтоб по местам сидели, не шебаршили. Ежели им охота на наружи сидеть — пущай себе! Ну, подмести, прибрать, дорожки почистить, — это тоже возможно. А уж шебаршить, да к живому человеку в обнимку лезть, — ну, нет! Цыц! — говорю. — На места!

А они?

Известно, обиду показали. «Почему ж, мол. такое недоверие?»

А вы?

А я, что ж... У покойники: чего ж там доверять им или не доверять? А только, как взгомозились-то они, — уж очень дух чижолый от них: беда!.. Hу, я и того: сидеть, — говорю, — сидите на воздухе, но чтоб у меня...

Сторож Пафнутий поднял палец и погрозил;

— ... Сверх обыкновенного не смердеть!
Грамен.
В наши дни
На погосте
Посмотри, в избе мерцая, светит огонек,
Возле девочки малютки собрался кружок,
И с трудом, от слова, к слову пальчиком водя,
По печатному читает мужичкам дитя.
То декрет о продналоге, чтобы сдать в райком,
Тихо девочка читает поздним вечерком.
Чешут ниже поясницы: ах, рас так! их мать.
Ничего тут не попишешь, надо отдавать.

И на утро у райкома мужики снуют,

За подводою подвода комиссара ждут...

МИХ. АРТАМОНОВ.

СЛЯКОТЬ БЫТА

Гром орудий, свист шрапнели, лязг мечей и груды тел,..
Гей, вперед, к заветной цели!Умрем за власть советов"Умрем за власть советов"
Гей, вперед, кто горд и смел!
За идею — жизнь копейка... 
Пустяки — шрапнельный рой. Пуля — дура, ну, убей-ка: сзади встанет новый строй.
Цель в едином достижении Цель едина: на врага!
Всяк готов в пылу сраженья прямо к черту на рога…
Был такой товарищ Павел, третьей роты удалец.  Далеко себя прославил героический боец:
На разведке, в жути лавы — неизменно впереди;  впереди с эмблемой славы — алой лентой на груди.
БЫЛ у Киева, Ростова, был в Сибири, был в Крыму, бил Меркулова, Краснова и других—героев» тьму.
Товарищ ПавелТоварищ Павел
За идею жизнь копейка... Пустяки — шрапнельный рой.
— Пуля дура, ну, убей-ка: сзади встанет строй.
Жизнь—увы—как жизнь нелепа, и глупа как глупый сон. Показалось рыло Нэпа, все гоня на свой фасон.
Всюду мир... Товарищ Павел, на борьбу махнув рукой, бури бранные оставил, удалился на покой.
Все равно... Живет не тужит и от жизни вдалеке кем-то чем-то где-то служит на хорошеньком пайке.
Умилительной картиной зафиксажен жизни ход: все покрыто паутиной, тенор ласково поет. Самоварчик энергично навевает милый сон, в милом романе отлично говорят она и он. Дышут страсти ураганом, пышут полымем слова,— видна сдох бы за романом!..
— Не писатель—голова!!!
...Из людей родятся слизни., Пренелепый Нэппий век...
. Разлагается при жизни, полный жизни человек...
***
Петр Андреевич СеминарскийПетр Андреевич СеминарскийПетр Андреевич Семинарский, бурно пламенный студент, был отмечен властью царской, как крамольный элемент.
За хранение подпольных книг, брошюрок и газет посидел в тюрьме невольно и ссылался на пять лет. Ждал:
— Придет пора, восстанем, сбросим с плеч своих господ и бороться не устанем за свободу и народ!
Весь горя в экстазе боя, Петр Андреевич, как набат, призывал, на бочке стоя, к бою пролетариат...
Были красные знамена, были смелые слова, пело сердце возбужденно и кружилась голова...
***
Дождался…ПасьянсПасьянс Гремела буря. Новый мир вставал и рос. Петр Андреевич, брови хмуря, в воротник упрятал нос.
Стих экстаз... И как-то сразу; сонный «мир и «мирный сон. Петр Андреевич без экстаза тихим счастьем упоен.
Снова служит и не тужит...
Жизнь, ей-богу, в самый раз Жизнь!.. Светло, тепло, не вьюжит, есть провизии запас... 
Кот мечтательно мурлычет упоенный миром станс. Туз на тройке счастье кличет, и светло лежит пасьянс.
Пахнет мирным духом склепа... Жизни — не жизнь, а благодать!
Ведь, коль Нэп’а, значит Нэпа, значит неча и роптать.

***

У товарища Петровой года два тому назад жизнь была новее новой, громче грома канонад.

Целый день гремят призывы, целый день кипят дела. Все, кто живы, — не ленивы, раскалились до бела..ЖЕНОТДЕЛ. Мы новый мир построим!ЖЕНОТДЕЛ. Мы новый мир построим!
К чёрту — кухня! К чёрту тряпки! К чёрту будничный уклад! Вон по шапке, шляпки, стряпки, генераторы ребят!..
Целый мир открыт для «бабы», целый мир — бери и жуй. Только муж вот вроде жабы, несознательный буржуй.
Ест поедом с самой свадьбы. Дышит тучами тоски:
Мне бы, Маша, пожевать бы...
Ты не штопала носки?..
Маша, что хочу сказать я: ноне будешь на ночлег?..
(Нешто может быть в понятье беспартийный человек).
Были склоки: *
Не до кофе! Аль ты, Сенька, обалдел? Тут собрание в Софипрофе, да повестка в женотдел, да без мала пять ревизий, да поездка в Учпрофсож. Проживешь и без провизий, хлебу с луком пожуешь.
Были. дни... Душа летела, сердце пело, мозг горел.
Сменой жалкого удела появился женотдел...
***
7.jpgВышла нэпа и нелепо посадила солнце в склеп. Вместо розы лезет репа под шарманочный тустэп.
Марь Иванна «расстаралась дипломат и юбку клеш. В вновь на кухне замоталась, «Сенька» сызнова хорош: то погладит вроде шутки, то понежит под ушко. Жизнь сложилась у Машутки мирно, плавно и легко.
Вот и пышное событье... Дождались !
— Хар-р-решай сын!
Ожидается прибытье отче Власа для крестин. Прибыл... Всех благословляет. Крякнул... Плюнул девять раз... Марь Иванна приглашает:
Пригубите, отче Влас,
И Христос во время оно в граде Кане... яшм... вкушал...
И стаканчик самогона желтой влагой заблистал...
Хорошо!.. Душе отрадно!.. Сердце дремлет... Сердце спит,.. Только грубо и нескладно НЭП за рюмочкой сопит...

***

Пусть гнилое догнивает, тот, кто может, встанет вновь. Слякоть быта не пугает тех, кто знал борьбу и кровь.

Нам не страшна слякоть склепа; пьянство, спячка и картеж. Смело всадим в рыло Нэпа смеха острый красный нож.

Мы не будем ныть и плакать: тот, кто мертв, пусть слезы льет.

Эй, смелей топчите слякоть!.. Солнце гниль огнем убьет.

В. Кубанский

ВерстовыеСтолбы

СКАЧАТЬ ЖУРНАЛ

Яндекс.Метрика