Стр. 46-48 Пионер 1955 №5 ( Воспитание характера) - ЧИТАТЬ

Старые советские ЖУРНАЛЫ

Воспитание характера

Герой Советского Союза Алексей Маресьев

Алексей Петрович Маресьев.Алексей Петрович Маресьев.

Иногда я получаю письма от детей. Я люблю эти письма. Как правило, они откровенны и правдивы, иногда шутливы, чаще серьёзны. Над некоторыми я подолгу размышляю.

Недавно ко мне пришло два письма, которые, как это часто бывало и раньше, заставили меня глубоко задуматься. Н мне захотелось рассказать о мыслях, которые возникли при чтении этих писем.

Фамилий мальчика и девочки, написавших мне, Я называть не буду. Они адресовались мне, а не читателям журнала "Пионер". Но о самих письмах расскажу. За это, думаю, ребята не обидятся.

Девочка и мальчик, приславшие мне письма, друг с другом не знакомы, и живут они в разных концах страны. Но то, что никогда не видевшие друг друга ребята ломают себе голову над одними и теми же вопросами и приходят к одному выводу, мне кажется не случайным. Я и сам, когда ещё учился в школе, часто думал о том же: как воспитать сильную волю, как выработать твёрдый характер, как стать мужественным и бесстрашным?

Как стать сильным физически - как будто не составляет секрета... Закаляй своё тело, тренируй его, упражняй мускулы!.. Тому, кто в этом сомневается, достаточно напомнить известную историю одного мальчика, который родился хилым и слабым, но с таким упорством закалял своё тело, что обрёл железное здоровье, силу и выносливость почти невероятную. Вырос этот мальчик и прославился на весь мир. Это Александр Суворов...

 

Нет, с физической закалкой дело обстоит относительно просто. Но как быть с характером? Где они, те упражнения, которые могут закалить его? Да и есть ли такие? А сила воли! Это ведь не бицепсы, которые просто на глазах твердеют от ежедневных упражнений. Да и как проследить: крепнет ли у тебя воля, вырабатывается ли характер?!

Но оба моих корреспондента решили, вероятно, так: раз мускулы закаляются от частых упражнений,- значит, и твёрдую волю и железный характер тоже можно выработать тренировкой. Так рассудили они и принялись действовать. Правда, каждый на свой лад... Впрочем, читайте сами, что они об этом пишут.

"Дорогой Алексей Петрович,- пишет мальчик,- я отлично знаю, что у меня пока ещё слабая воля и в характере нет настойчивости. Папа говорит, что у меня абсолютно отсутствует выдержка. Но я думаю, что человек, если захочет, может выработать все качества, какие надо! Я хочу выработать в себе мужество и бесстрашие, никогда не отступать неред опасностями. Мой товарищ (мы учимся с ним в одном классе) вполне со мной согласен. Мы решили действовать вместе. И проверять друг друга.

Напишу вам про одну нашу проверку. Я кладу палец в дверную щель, а мой товарищ начинает осторожно закрывать дверь. Мне становится всё больнее и больнее. Но я терплю. Чем дольше я могу терпеть, тем сильнее закаляется мой характер. Потом он кладёт палец в дверь, а я начинаю прищемлять...

Мы с ним думаем, что постепенно выработаем в себе сильные характеры, вырастем бесстрашными и мужественными и никакие опасности тогда не будут нам страшны".

Это - одно письмо. А вот другое.

"Алексей Петрович,- пишет девочка,- я читала про вас в книге, и мне понравилось, что вы такой настойчивый. В моей личной жизни пока ещё нет больших событий. В школе никаких особенных препятствий нет. И дома - тоже. Тогда я решила сама себя испытать. Конечно, никому про это не сказала, потому что, если сказать, ничего не получится. Я решила, что несколько дней подряд не буду есть. Я ничего не ела, хотя очень хотелось. Но получилось так, что мама заметила и заставила меня выпить молока. А всё-таки я почти целый день не ела.

И я .на этом не остановлюсь. Я преодолею все препятствия и добьюсь, что, когда вырасту, у меня будет сильный характер".

Должен сказать, что я с полным уважением отношусь к этим намерениям ребят. Желание воспитать в себе сильный характер уже само по себе достойно всяческого одобрения. Сильный, мужественный человек справится с любым делом. Родине нужны сильные, преданные люди, не страшащиеся опасностей, не отступающие перед трудностями... Но вопрос в том, так ли надо воспитывать в себе мужество и стойкость, как делают эти двое ребят? II если не так, то почему не так? II самое главное: если не так, то как?

Ведь оба они - и мальчик и девочка - пошли как будто по правильному пути. Они хотят с детских лет приучить себя к трудностям и опасностям, которые могут им встретиться, они подвергают себя разного рода испытаниям, чтобы выработать в себе выносливость и мужество. Что же в этом неправильного?

Девочка, которая с некоторым сожалением пишет, что жизнь её идёт без особенных препятствий и трудностей, без сомнения, пишет правду. И хотя я знаю о ней не больше того, что она сама о себе говорит, я не сомневаюсь, что ей не приходится, скажем, продавать газеты, чтобы заработать себе на учебники, как делает это один французский мальчуган, с которым я познакомился в Париже.

Вероятно, и мальчик, который придумал для себя испытание и прищемляет дверью пальцы, по утрам бежит спокойно в школу, нимало не заботясь о том, что его, к примеру, могут исключить за то, что он не внёс плату за учение. А ведь такое нередко случается с детьми безработных в капиталистических странах.

o Так, может быть, они правы, эти ребята, что изобретают для себя искусственные испытания, раз уж им посчастливилось родиться в Советской стране, которая так заботится о своих детях?.

Размышляя обо всём этом, я вспомнил о своём недавнем посещении одной московской школы. Я пошёл туда по приглашению учителей и пионеров.

По дороге в школу я узнал, что там не так давно случилось одно чрезвычайное происшествие- драка. Причём драка безобразная. Когда сильный нападает на слабого или несколько человек на одного, это всегда отвратительно. В этой школе три мальчика избили четвёртого за то, что тот, староста класса, не пустил одного из них во время перемены в класс... И произошло всё это как раз в том отряде, куда меня пригласили.

Встретили меня чрезвычайно любезно. Мальчики выскочили на улицу, высматривая меня, чтобы я не заблудился... Девочки приготовили букет цветов. Учителя были очень внимательны и приветливы.

Как я сразу понял, учителя и ребята ждали от меня разных вещей. Учителя хотели, чтобы я завёл речь о недавнем событии и как следует пристыдил класс. А ребята надеялись, что я расскажу им о войне, о воздушных боях, о славных лётчиках - то, что обычно любят слушать ребята и что я сам, по правде сказать, люблю иной раз вспомнить...

Но у меня, когда я узнал про драку, сразу и окончательно испортилось настроение, и я ничего не мог с собой сделать. Читать нотации - это я вообще не умею. Рассказывать им о войне, о дорогих моему сердцу товарищах - ну просто слова не вязались, не мог, да и всё тут!

Они сидели передо мной такие чистенькие, с аккуратно повязанными галстуками, а я глядел на них с досадой и думал: интересно бы поглядеть на вас во время этой драки, как вы тогда выглядели!.. Конечно, я понимал, виноваты не все они, а только трое. Но всё равно я уже не мог настроиться на другой лад, и то торжественное, немножко грустное настроение, которое приходит, когда вспоминаешь прошлые славные годы, никак не приходило.

А кроме того, появилась и такая мысль: почему, собственно, виноваты только трое? А остальные? Ведь эти трое выросли среди них, все они как-то отвечают за поступки друг друга; это ведь не случайно собравшиеся люди, это коллектив, пионер-

екни отряд. И потом, дело происходило в школе, многие из них видели, как трое тузят одного. Почему же они допустили это? Почему не вмешались?

Среди всех семиклассников нашёлся только один человек, который, увидев, что трое колотят одного, кинулся разнимать драку. Это была девочка, пионерка Сазонова. Может быть, она сильней всех в классе? Девочка сидела как раз передо мной, я взглянул на неё. Девочка как девочка, среднего роста... Ей, как и любому другому, грозила опасность получить в пылу драки и синяки и ссадины, но, видимо, она не размышляла об этом - увидела, трое напали на одного, и бросилась на защиту. Мне было приятно смотреть на Сазонову, которая в это время перешёптывалась с подругами и, как видно, не придавала никакой особенной цены своему поступку...

Но даже Сазонова не поправила моего дурного настроения. И после короткого разговора с ребятами мы разошлись недовольные друг другом и самими собой.

...Вот об этой встрече я вспомнил, читая письма ребят.

Семиклассники, которые пригласили меня к себе, тоже, вероятно, иногда задумываются над тем, какими быть. Может быть, кто-нибудь из них, так же как и мои корреспонденты, решает: "Дай-ка я устрою себе какое-нибудь испытание, дай-ка придумаю что-нибудь необыкновенное - жизнь-то у меня простая, обыкновенная!" Но жизнь придумала без пего, она подсунула ему этот случай и сказала: "Выбирай. Можешь остаться в стороне, можешь вмешаться. Можешь проявить мужество, можешь выказать слабость. Выбирай!"

Стоит ли придумывать испытания и проверки, когда жизнь проверяет и испытывает любого из нас на каждом шагу?!

Вмешаться в драку и защитить слабого - что это? По-моему, это - проявление храбрости. Выступить на собрании перед всеми и признать: "Я поступил скверно",- по-моему, это значит проявить мужество. Сидеть над трудным уроком, хотя глаза уже лезут на лоб от усталости и от злости на самого себя, и не вставать до тех пор, пока не добьёшься своего,- что это, как не проявление силы воли!.. Может быть, всё это выглядит не так уж эффектно и совсем не героически, по именно так, думается мне, и воспитывается характер.

Иногда меня просят: расскажите, как вы ползли с отмороженными ногами и как это у вас хватило упорства снова сесть за руль самолёта... А меня

так и подмывает сказать в ответ: а не лучше ли я расскажу вам о суффиксах? Да, да, о суффиксах, над которыми я бился до одурения! Когда после войны я начал учиться в академии, обнаружилось, что я основательно забыл кое-что из того, что проходил в школе. Особенно плохо обстояло дело с грамматикой. И немало пота я пролил прежде, чем ?одолел её!

Конечно, это вещи разные - сидеть над учебником и вести в бой самолёт, но иной раз уж очень похожи качества, которые требуются для того, чтобы хорошо делать эти непохожие друг на друга дела.

Жизнь на каждом шагу подсовывает нам испытания. И очень часто никто, кроме тебя самого, не осудит и не похвалит тебя за то, что ты сделал тот, а не иной выбор. Ответил на четвёрку. "Ну, что ж,- скажет отец,- молодчина! Урок трудный". Но ты-то сам в глубине души знаешь: мог, мог на пятёрку! Не пошёл вместе со всеми ребятами на прополку колхозного огорода. "Что поделаешь,- скажет мать,- захворал парнишка". Но ты-то сам отлично знаешь: голова если и болела, так уже почти прошла, можно бы и поработать... Собирают книги для посылки в подшефный колхоз. "Я бы дал,- говоришь ты,- да боюсь, мама рассердится". "Ну, раз мама,- сочувствуют ребята,- тогда не надо". И никто, кроме тебя, не знает, что маму твою убедить очень легко и что книги жалко не маме, а тебе самому...

Да, очень часто жизнь, на первый взгляд лёгкая и безмятежная жизнь, устраивает человеку серьёзную проверку, и никто, кроме него самого, об этом даже не подозревает. Честь и слава тому, кто, не ожидая благодарности, не гонясь за похвалами, выбирает трудный и благородный путь!

В заключение я хочу вернуться к двум фразам из полученных мною писем. "Мы выработаем в себе сильные черты, вырастем бесстрашными и мужественными",- пишет мальчик. "Добьюсь, что, когда вырасту, у меня будет сильный характер",- пишет девочка. Оба они говорят в будущем времени. Так часто говорят ребята, размышляя о том, какими быть. Но мне хочется сказать о сегодняшнем дне.

Сегодня, сейчас надо быть смелыми и правдивыми. Сегодня, сейчас не отступать перед трудностями. Сегодня вступаться за слабых и стоять за правду. Сегодня проявлять настойчивость и упорство. Не складывать эти великолепные качества впрок, а сейчас стремиться быть такими, какими, по правде сказать, ужасно хочется видеть вас, дорогие ребята.

 

СКАЧАТЬ ЖУРНАЛ

 

Яндекс.Метрика